www.xsp.ru
    Международная Ассоциация за Психическое выживание - xsp.ru/psimattern/ Психическое выживание Мы даём не меньше, чем обещаем English Esperanto 
Добавить в избранное
Новости
Наука
Наркотики
Советы
Помощь
Творческие связи
Путеводитель
Публикации
Глоссарий
Предложения
FAQ
Смех сквозь слёзы
Отзывы
Автор
Манифест
ФУНДАМЕНТАЛЬНАЯ ПСИХОЛОГИЯ    ( ФП )
Часть IV
          ШАНС сохранить Россию русской
          Глава 17.   ФП против НАРКОМАНИИ
a a a a a a a a a a a 17.4.  ДОПОЛНИТЕЛЬНЫЕ ОБОСНОВАНИЯ

a a a 17.4.15. ТРАГИЧЕСКИЕ ПАРАДОКСЫ

Для журнала Вестник РАЕН ( май 2002 51 ] )
КАТАСТРОФА
НАУЧНОСТЬ как ЭФФЕКТИВНОСТЬ
ГЛАВНОЕ и ВТОРОСТЕПЕННОЕ
ПРОФИЛАКТИКА

Демографическая КАТАСТРОФА
    Все экономические, культурные, политические и прочие разработки в отношении как ближайшего, так и отдалённого будущего России выполняются на базе предположения, как бы самоочевидного, принимаемого по умолчанию, что Россия останется именно Россией со своей сегодняшней территорией и сегодняшним населением.
    Однако эта уверенность к сожалению неоправданна. Россия переживает демографическую катастрофу [ 13 ].
    И дело не в высокой смертности, не в низкой рождаемости. Это факторы количественные, они конъюнктурны, они зависят от экономической и социальной обстановки, и потому они обратимы. Но в последние 10÷13 лет (т.е. начиная с 1986-89 г. по 1999) появился качественный фактор, вносящий дисбаланс в возрастную структуру населения. Наркомания среди подростков приобрела масштабы эпидемии. Эта эпидемия психическая, что исключает применение карантинов, эффективных при эпидемиях медицинских, инфекционных.
    Наркоман после перехода на тяжелый наркотик живёт совсем недолго (если можно назвать жизнью существование, полное мучений, и нацеленное только на то, чтобы с помощью очередной дозы хоть на короткий срок заглушить эти мучения), в среднем не более 7 лет по самой оптимистической из экспертных оценок. Но и меньшего времени ему хватает, чтобы втянуть в потребление того же, тяжелого наркотика не менее 10 человек. Причём юный наркоман вовлекает тех, кто не старше его самого. Поэтому наркомания не только растёт лавинообразно, по законам цепной реакции, но и молодеет. Была юношеской, стала подростковой, становится детской. А чем моложе организм, тем он уязвимее, менее устойчив, болезненнее реагирует на яды, и в частности на наркотики. Поэтому скорее можно доверять более жёстким экспертным оценкам средней длительности жизни наркомана: 5 лет, 3 года.
    В эти последние 10÷13 лет наблюдается устойчивая тенденция роста ДОЛИ наркоманов среди подростков. Она растёт по экспоненте, является степенной функцией времени.
Pt= Poґ1.25t
где:     Pt –   текущее значение;
          Po –   значение t лет назад.
    Такой ежегодный прирост (25% уже достигнутого уровня) даёт рост в 2 раза за 3 года, за 5 лет – в 3 раза, а за 10 лет – в 10 раз. Но если с 1989 по 99 гг. это был мало заметный, ползучий рост от 1% к 10%, то теперь эпидемия галопирует. [Характерно это не только для России. Так, в Узбекистане за 2001 год количество героиновых наркоманов увеличилось в 4 раза.] При сохранении этой тенденции, полного охвата молодежи следовало бы ожидать к 2009 году. Но тенденция вскоре изменится, скорость роста станет уменьшаться. Однако радоваться этому – всё равно, что радоваться в декабре, что деревья стали терять меньше листьев. Это будет означать лишь, что соблазнять уже становится некого, что все, кого втянуть в наркотическую зависимость было легко – уже втянуты. Процесс вымирания молодёжи станет необратимым, и в ближайшие после этого 3÷7 лет население страны потеряет способность воспроизводиться.
    Богатейшая территория России не обезлюдеет, но она заполнится иммигрантами (если не завоевателями). Россия перестанет быть Россией в привычном для нас смысле. Объективно это демографическая катастрофа, которая УЖЕ началась. Это сегодняшняя реальность, а не завтрашняя возможность. Первая структура, на которой это уже сказывается чувствительно – армия: некого становится призывать в её ряды. На очереди школа: некого станет обучать. А субъективно – это трагедия множества семей россиян, если не абсолютного большинства их.
    Главный ПАРАДОКС
– если не говорить о том, что не всем выгодно, чтобы эпидемия прекратилась –
состоит в том, что этого не замечают, наравне с другими, и люди науки, профессиональные исследователи, обладающие глубочайшей проницательностью и способностью жёсткого, беспристрастного анализа. Специалист, строящий планы оптимизации работы российского сектора своей отрасли на 10-20 и более лет вперед, напоминает дизайнера, украшающего зал для завтрашнего мероприятия, не обращая внимания на пожар, который бушует в нём сегодня, сейчас.
    Что касается самой эпидемии, то её разрастанию также способствует ряд парадоксов.
  © АСМаркон ПСИХИЧЕСКОЕ ВЫЖИВАНИЕ®2001
НАУЧНОСТЬ как ЭФФЕКТИВНОСТЬ
    Сегодняшние официальные подходы к проблеме освобождения от наркотических зависимостей НЕ научны. Научность работы над любой проблемой предполагает наличие в ней ряда последовательных этапов, среди которых –
  a накопление фактов и строгое описание (качественное и количественное) явления, проблемы;
  b
анализ внутренних причин явления, его механизмов, его природы;
  g
выявление внешнего ФМР – Фактора(-ов) Максимального Реагирования – того ключевого фактора, определяющего состояние явления, динамику процесса, на который оно (явление, процесс) реагирует наиболее остро, чувствительно, через который можно влиять на него наиболее экономно (или эффективно);
  d
выдача рекомендаций (этап более или менее формализованный, сопровождаемый научными отчетами, публикациями, обсуждениями).
    Отсутствие любого из этапов a÷g не позволяет назвать работу научной или научно обоснованной, но главное – не позволяет решить проблему эффективно.
    Официальные подходы к проблемам наркотиков нарушают эту цепочку уже во втором (b) её звене. Все эти подходы ориентированы на медицину (курируемую ВОЗ, на её установки, стандарты, требования), на её, и только её возможности. Но медицина занимается только организмом пациента. Работает с ним на уровнях физики, химии, биологии, но НЕ психики. В этом смысле сегодняшняя академическая медицина тождественна ветеринарии, через которую она и получает большинство своих методик
    А наркозависимость, как и любая психическая навязчивость, есть патология, болезнь именно психики, есть внутриличностный конфликт между мыслями человека (которые и суть он сам) и его эмоциями (которые тоже суть он сам), между его намерениями (например, не пьянствовать) и его фактическим поведением. Но медицина (как и сегодняшняя академическая – не фундаментальная – психология) не знает механизмов ни возникновения этих конфликтов, ни взаимодействия этих уровней личности.
    А второй ПАРАДОКС в том, что она и знать их не хочет. Наркомания же продолжает официально считаться неизлечимой. Основной документ Минздрава РФ (МЗ), регламентирующий работу нарколога (Приказ № 140 от 28.04.1998), не предусматривает даже возможности выздоровления пациента, его вылечивания. Сами эти термины в нём даже не упоминаются. Большее, на что МЗ ориентирует и врача, и пациента – это на ремиссию, т.е. длительное (более или менее длительное) воздержание от наркотика на фоне сохранения наркотической зависимости. По оценкам самих наркологов эффективность их работы не превышает 5%. Следовательно, не менее 95% выделяемых им и расходуемых средств пропадает зря, но постоянно обсуждаются требования (например, в СМИ) увеличивать финансирование этих программ. Это ли не ПАРАДОКС . . .
    Особый (другой) ПАРАДОКС – что программы, базирующиеся на более эффективные методы, например на психотерапию (её эффективность – около 60%), государством не только не финансируются, но активно отвергаются (например, по безосновательному подозрению связи метода с тоталитарной идеологией).

ГЛАВНОЕ и ВТОРОСТЕПЕННОЕ
    Сегодня основные усилия и средства в борьбе с наркобизнесом тратятся на решение задач тактических, частных, технических – на пресечение производства, транспорта, распространения наркотиков, тратятся на борьбу с УДОВЛЕТВОРЕНИЕМ спроса. Но ПРЕДЛОЖЕНИЕ существовать все равно будет, пока существует СПРОС. Тем более такой спрос – провоцируемый ПОТРЕБНОСТЬЮ, яркость которой не уступает жестокому голоду. Есть принципиальная разница между желанием поесть (досадой из-за отсутствия любимой, вкусной еды) и мучением от голода (при полном отсутствии еды). Не случайно и не удивительно, что из числа преступлений, связанных с наркотиками (по Материалам совещания по международному антинаркотическому сотрудничеству, Саратов, 21÷23 июня 1999 г.), раскрываются (и, возможно, пресекаются) только 6% – одно (всего одно!) из 17-ти. Остальные 16 остаются не раскрытыми. Ясно, что такая деятельность не влияет существенно на ситуацию, и, следовательно, является практически бесполезной, а очередной ПАРАДОКС в том, что существует тенденция и её постоянно расширять.
    Если же устранить спрос, предложение начнёт умирать ЕСТЕСТВЕННОЙ смертью. Но решение этой стратегической задачи невозможно без преодоления, изживания, ликвидации указанных парадоксов.

    Западная наркология (как и вся медицина, как и психотерапия, как и многие другие направления сферы услуг), по стопам которой (чтобы не сказать "на поводу у которой") идёт наша отечественная, ориентирована на процесс работы с пациентом (клиентом), а не на её конечный результат, что отражается в системе оплаты труда специалиста. Его гонорар соответствует затраченному им времени, а не степени достигнутого успеха. При этом игнорируется важное обстоятельство: клиентом это время тоже теряется. Это ещё один ПАРАДОКС: клиент платит специалисту не за экономию своего времени, а за потери. Такая система становится мощным препятствием и для разработки, и для применения высокоэффективных, быстросрабатывающих методик.

    Усилия, попытки государства пресечь удовлетворение спроса, сделать наркотик недоступным равносильны усилиям по лишению больного его лекарства, лишению голодного куска хлеба. Принципиально этот подход не отличается от средневековых методов борьбы с душевными болезнями – посадить на цепь и/или истязать, дабы вытравить дьявола из больного. Такой методологический и мировоззренческий откат – это тоже ПАРАДОКС.

    Психотерапия широко использует запугивание наркомана, типа: "Выпьешь рюмку – сразу умрешь". Здесь усматриваются сразу два ПАРАДОКСА. Один – в том, что на это идут психотерапевты. Ведь это потенциальная провокация пациента к самоубийству. Ибо психотерапевты знают, что вероятность (риск) нарушения запрета достаточно высока, и что запрограммированная таким внушением смерть не исключается.
    Внушение страха не убирает навязчивость наркомана, его тягу к наркотику. Страх становится новой навязчивостью, конкурирующей с первой. Пациент становится носителем двух навязчивостей, каждая из которых чревата своими неприятностями, а их сочетание – ещё и новыми.
    Другой ПАРАДОКС в том, что на это идут пациенты. Ведь они могут поставить себя в ситуацию точно такой же опасности и без участия психотерапевта, например: "Как выпью рюмку – так сразу пускаю себе пулю в лоб".
    Изживание этих парадоксов (как и менее очевидных, и потому здесь не упомянутых) – не только путь (шанс) спасения России, но и более того, один из возможных путей к международному лидерству её на фоне глобализации.
    Если предотвратить КАТАСТРОФУ нельзя, ибо она уже началась, то смягчить её последствия ещё возможно.

Спасительная соломинка – ПРОФИЛАКТИКА
    Борьбу с пожаром начинают не с тушения его очага, а с его локализации; подавление эпидемии начинают не с лечения больных, а с защиты здоровых, с карантина. Аналогично и борьбу с эпидемией зависимостей от тяжёлых наркотиков необходимо начинать с предотвращения втягивания в зависимости тех подростков (детей), которые с наркотиком пока ещё не знакомы.
    Подросток приходит к тяжёлому наркотику, вернее – проваливается в наркотическую пропасть, не вдруг и сразу (b), а как бы спускается в неё по ступеням:
табак ® алкоголь ® лёгкий наркотик ® тяжёлый наркотик
Чем ближе к пропасти, тем труднее самостоятельный возврат. Считается, что "легкие" наркотики, препараты марихуаны (индийской конопли, Cannabis sativa) не вызывают привыкания, зависимости. Если даже это и так, необходимо тем не менее иметь в виду, что всего лишь 20% (не более!) потребителей "легких" наркотиков не переходит в дальнейшем на употребление "тяжелых" (по данным главного нарколога С.-Петербурга).
    Поэтому: чтобы профилактика была эффективна (g), она должна быть ранней, должна быть направлена против табака, курения – против опускания на самую первую ступень.
    Предвидеть, появится ли наркотическая зависимость у какого-то конкретного человека, мы не умеем. Сегодня, по крайней мере. Но мы точно знаем (a), что она может возникнуть после любого очередного употребления наркотика, и даже после самого первого. Справедливо это и для табака. Поэтому важно (g) исключить курение изначально, исключить даже пробу, первое в жизни закуривание. Кстати: никотинизм – самая упорная, прилипчивая из наркотических зависимостей.
    Наиболее мощным стимулом к началу курения является для подростка (b) его потребность в самоутверждении. Как правило, он стремится быть (или хоть казаться; если не другим, то хоть самому себе) взрослым, независимым, быть похожим на тех, о ком он высокого мнения, кто для него авторитетен. Проблема профилактики разрешится естественным образом (g), отпадёт как проблема социальная, если в России, как это и подобает цивилизованному, просвещённому обществу, станет господствующим мнение, формулировать которое можно по-разному, например:
курить непрестижно
курить – это ребячество
серьезные, солидные ("крутые") люди не курят
курящий человек – человек второго сорта
Поэтому профилактику наркомании подростков надо начинать со взрослых под девизом типа: если хотите, чтобы ваши дети не кололись, – бросьте курить!
    Для тех, кто и хотел бы так поступить, да не получается . . . – для них есть мощный резерв:
y
-(пси)-техника эффективнее относительно психотерапии так же, как психотерапия относительно медицины:
• её результативность не ниже 80% (по самым жёстким критериям оценки);
• её трудоёмкость ниже на два-три порядка (в сто и более раз); если психотерапия учит пациента, как он может сам справиться со своими трудностями, то y-техника освобождает от них. И научить другого чему-то всегда труднее, чем сделать это самому.
    Антинаркотические программы, базированные на y-технике, не смогут, как и прочиие, быть успешны сами по себе, без постоянной и активной административной поддержки, но они не потребуют серьёзного финансирования (на начальных этпах), а, напротив, принесут немалые доходы ("съэкономленный пенни – заработанный пенни"): убыточны программы неэффективные, методически беспомощные.
    Y-техника даёт Человеку методический инструментарий, превосходящий принципиально, качественно те технологии, какими он располагал до сих пор: y-техника превосходит
• возможности рациональной науки, как бы нарушая законы физики и физиологии, выходя за рамки ограничений, незыблемых по представлениям академической науки;
• возможности науки традиционной (эзотерической), дополняя искусство оператора-мага технологией, обоснованной научно.

    Более ста лет назад было сказано:
Если воздержание от вина – незначительная жертва, принесите её ради других,
если же это большая жертва, принесите её ради самого себя.
Сегодня, в условиях эпидемии, этот призыв приходится инвертировать:
Если воздержание от табака – большая жертва для вас, пси-техника поможет вам
превратить её в небольшую, высвободив вас из никотинового рабства;
если же это незначительная жертва, принесите её ради других,
ради спасения своих детей, чужих детей, ради спасения России.

А. Маркон
2002.05.19, вс

Обсудить на форуме 
У Вас есть материал - пишите нам
 
   
Copyright © 2004
E-mail admin@xsp.ru
Rambler's Top100