www.xsp.ru
Структурный гороскоп Григория Кваши - xsp.ru/sh/ Структурный гороскоп Написать письмо автору...
Добавить в избранное
За 2017 - 2018г
За 2015 - 2016г
За 2013 - 2014г
За 2011 - 2012г
За 2009 - 2010г
За 2007 - 2008г
За 2005 - 2006г
За 2003 - 2004г
За 2001 - 2002г
За 1999 - 2000г
За 1997 - 1998г
За 1995 - 1996г
За 1993 - 1994г
За 1991 - 1992г
За 1987 - 1990г
Критика
Телевидение
За 2015 - 2017г
За 2011 - 2014г
За 2008 - 2010г
За 2005 - 2007г
За 2003 - 2004г
За 1997 - 2002г
За 1987 - 1996г
Книги онлайн


Версия для печати
Григорий Кваша
«Зазеркалье» № 89

ЭПОХА ЭЛЛИНИЗМА

Единое человечество родилось одновременно с идеей единобожия (“Зазеркалье” №82, “Колыбель человечества”). На формирование и утверждение идеи уходит первый возраст единого человечества (13-9 вв. до н.э.). Во втором возрасте (9-5 вв. до н.э.) центральная идея человеческой истории начинает выходить за пределы Израиля. По городам и весям прокатывается первая в истории человечества единая волна – волна рождения новых учений, учений определивших на века идеологический портрет человечества. Это время прозвали эпохой учителей (“Зазеркалье” №86)

Третий возраст полностью меняет ситуацию. Меняются декорации, меняется направление движения. Эпоха учителей завершилась, великие учения созданы, теперь пора учениям выходить на мировой простор. Этому способствовало возникновение больших держав – Македонской, Маурийской, Римской. Они облегчили культурный обмен нациям, дотоле жившим изолированно. Не случайно идея “человечества” утверждалась именно в эту эпоху, эпоху эллинизма.

“Когда армия Александра прокладывала в Азии дороги, связавши Европу с дальними землями, эра Учителей осталась позади. Отныне Индия не увидит уже человека, равного Будде, не родится второй Заратустра или Сократ, Завершился путь классической метафизики греков и израильского профетизма. Эллинистический мир становится той средой, где наследие реформаторов вступает в стадию распространения. Это пора эпигонов, популяризаторов, миссионеров. Но именно в процессе усвоения мировых религий и философских доктрин обнаруживаются их слабости, что приводит к разочарованию и реакции. Эллинизм в значительной мере есть эпоха кризиса, отмеченная пессимизмом и скепсисом” (А.Мень)

Выход на новые просторы, спад мистицизма, отсутствие новых идей, обобщение и объединение всех учений, сомнения, скепсис – все это признаки третьего возраста объединяющегося человечества – возраста Козы. Главное же - это появление некого универсального языка, некого универсального умения создавшего базу для рождения первого поистине мирового учения – христианства.

Формально третий возраст объединяющегося человечества начался около 375 года до н.э., но фактически реальным актом начала новой эпохи было хождение за три моря Александра Македонского (356-323).К 300 году до н.э. стабилизация мира завершается. В государствах расположенных от Эпира до Индии, утвердилась сильная монархическая власть, предшественница римского цезаризма. Навсегда прошли времена маленьких царств или республик.…В руках государства сосредоточиваются огромные богатства и земли. Хозяйственная жизнь оказывается под его контролем. Самодержцы постепенно берут под опеку искусство, науку, общественную мысль, придавая им нужное для власти направление; слабеет гражданский дух и возрастает индивидуализм, столь характерный для эллинистической эпохи. Греческая культура становится ведущей, простонародный язык греков койне начинает, как в наши дни английский, играть роль универсального. Восток активно включается в общекультурную жизнь эллинизма. Появляются книги финикийцев, евреев, парфян, написанные по-гречески. Создается почва для вселенского сознания, которое греки назовут космополитизмом. Слово “эллин” стало обозначать не столько этническую принадлежность, сколько человека определенного круга. Литература все больше становится профессией, дающей заработок. Увеличение числа читателей вызывает потребность в библиотеках, просвещение содействует смягчению нравов. Гуманность и терпимость проявляются все чаще, даже во время войн.

А.Мень с сожалением отмечает, что в эпоху эллинизма притупляется чувство священного, подавленное плоской рассудочностью. Такой поворот вполне уместен при переходе из мистической эпохи второго возраста к реалистической эпохе третьего возраста. Зато делают успехи естествознание, которое отделяется от материнского ствола – философии. Уже преемник Аристотеля (384 – 322) по Лицею Теофраст (372 – 287) в большей мере занят вопросами географии, минералогии, ботаники и психологии, нежели метафизикой Научные открытия и инженерные изобретения составляют славу Александрии. Герофил (3 в. до н.э.) обнаруживает связь между головным и спинным мозгом, Эвклид (3 в. до н.э.) разрабатывает основы математики, Эратосфен (ок. 276 – 194) изобретает календарь, который просуществует в Европе многие века. Если к этим именам прибавить основоположника механики Архимеда (ок.287 – 212), биолога Страбона (64/63 –23/24) и отцов гелиоцентризма Гераклита и Аристарха, то станет ясно, эллинистическая наука имела мировое значение, как в пространстве, так и во времени.

Таким образом, рождение науки, в современном ее понимании еще точнее чем походы Александра Македонского определяют границы наступления новой эпохи. Сократ (470-399) еще целиком в прежней эпохе, учитель Аристотеля Платон (428 - 348) на границе двух эпох, а сам Аристотель – это уже начало нового времени.

“Интерес к технике был связан со своего рода практическим материализмом, неизбежным спутником “светского” общества. Тяга к комфорту, чувственность, изнеженность и любовь к роскоши сменили простоту и строгость, которые ценили прежние поколения. В литературе и искусстве намечается тяга к изысканному, возбуждающему нервы, эротическому… Большие идеи волнуют людей уже далеко не так, как в эпоху Перикла (490 – 429). Священный театр, некогда ставивший перед зрителями вечные вопросы, вытесняется жанровой драмой и комедией. Эдипов и Прометеев сменяют на сцене обыватели. В пьесах Менандра (342 –292) выводятся обманутые мужья, семейные распри, споры о наследстве”…(А.Мень)

При всей скудости мысли в эпоху эллинизма выделяются четыре философские школы: скептическая, эпикурейская, киническая и стоическая. Но эти философы заняты не судьбой Вселенной и человечества, а участью индивидуума. Людей интересует, как научиться жить в этом мире спокойно и счастливо.

Во всех проявлениях эпохи эллинизма А.Мень видит признаки подготовки к рождению всемирного учения. Таким образом, человечество уподобляется приготовишке мечтающего о поступлении в первый класс “Великих духовных учителей эллинизм не имел, он лишь питался наследием минувшего. И вот случилось так, что инициатива религиозных преобразований оказалась в руках монархов. Ашока (268 –232), Селевкиды (312 –64 ), Птолемеи (305 – 30 ) – все они, каждый по-своему, готовили условия прихода мировой религии…Они покончили с окостенелостью национальных культов, раздвинули духовный кругозор народов и создали атмосферу, благодаря которой люди оказались готовыми внимать голосу Откровения. Не будь этого трехвекового периода религиозной “открытости”, апостолы Евангелия натолкнулись бы на глухую непреодолимую стену. Эллинистические верования стали тем плугом, который взрыхлил землю для сеятелей Слова”. ( А.Мень)

Ну а как же евреи, которые два предыдущих возраста были безоговорочными лидерами процесса создания общемировых идей? Разумеется, что и в третьем возрасте они продолжают оказывать на этот процесс самое серьезное влияние. “Об иудеях и их религии греки до времени Александра практически ничего не знали. Среди той массы народов и племен, с которыми эллины столкнулись в годы персидских войн, евреи были малочисленной и неприметной этнической группой, и их, как правило, легко смешивали с соседями. Но как бы то ни было, первой в истории книгой, переведенной на иностранный язык, оказалась Библия”. ( А.Мень ) Именно переведенная на греческий Библия стала главной книгой первых христиан.

На вершину творчества восходят хакамы, светские люди, не связанные ни с Храмом, ни со школами Торы, ориентированные на повседневный общечеловеческий опыт. Языческих соблазнов они более не боятся, от других народов не отгораживаются. Во многом хакамы предвосхитили эллинистических философов, все те же поиски секретов счастья.

В самом начале третьего возраста написана книга Иова. Это произведение считали шедевром Ломоносов, Пушкин, Гете и многие другие. Иов велик, но в отличие от древних пророков Иов не обладает истиной, он ищет ее, как искали Сократ или Декарт. Страдающий праведник, он бьется над разгадкой жребия человеческого. Все это чрезвычайно точно соответствует пробуждению самопознания в третьем возрасте и драматическому мировосприятию этого возраста. “ Есть нечто знаменательное в том, что автор Книги Иова и великие греческие трагики были современниками. Израильский мудрец и поэты Эллады ничего не знали друг о друге. Между мирами, в которых они жили, пролегала в то время настоящая пропасть; и тем более изумляет родство их идей, поисков и проблем”.

Еще одна великая книга написанная в начале третьего возраста - Экклезиаст (ок. 350 г. до н.э.). Если Книга Иова близка по духу к античным трагедиям, то Экклезиаст можно считать ветхозаветной параллелью к произведениям стоиков и эпикурейцев. Кажется, Экклезиаст забыл все, чему учили и о чем возвещали пророки Израиля. Космос Экклезиаста – халдейский или даже индийский, под приведенными строками подписались бы и Гераклит, и Зенон. Это мироздание, которое созерцает человек, лишенный света Откровения… И все же этот шаг назад готовил почву к мощному прорыву четвертого возраста. “Жажда вечности пробуждается, когда человек отдает себе отчет в мимолетности земного. В этом заключается великий смысл отрицательного опыта Экклезиаста… Его трезвый пессимизм верно отобразил картину падшего мира и стал переходной фазой, диалектическим моментом в становлении веры”. ( А.Мень).

Для нас, также живущих накануне великого перелома эпох (2025), интересно заметить, что ближе к концу эпохи резко усилилось ожидание конца света, но перед самым пришествием резко усилилась религиозность и оптимизм, в частности в Риме не склонном к религиозности массовое возникновение братств, союзов, тайных клубов. Еще одно удивительное явление – иудеи, никогда не склонявшиеся к миссионерству, наконец-то взялись за дело пропаганды единобожия. Вергилий (70 – 19) предсказывает скорое наступление “золотого века” и прекращение жестоких времен. Ну и, наконец, появление ессеев, которых называют “христианами до Христа”. Сходились воедино три линии, – заканчивался четвертый иудейский имперский цикл, шел к концу второй Рим, ну и, наконец, заканчивалось дошкольное детство человечества. Мать ( Иудея) и отец (Рим) взяв маленькое человечество за руки вело его к школе. “Знаменательна сама связь и противостояние двух царств: Кесаря и Мессии. Тот, Кто шел возвестить братство людей, родился в эпоху, когда впервые мечта объединить мир казалась близкой к осуществлению”. ( А.Мень).




У Вас есть материал - пишите нам
 
   
Copyright © 2004-2017
E-mail admin@xsp.ru
Rambler's Top100