www.xsp.ru
Структурный гороскоп Григория Кваши - xsp.ru/sh/ Структурный гороскоп Написать письмо автору...
Добавить в избранное
За 2017 - 2018г
За 2015 - 2016г
За 2013 - 2014г
За 2011 - 2012г
За 2009 - 2010г
За 2007 - 2008г
За 2005 - 2006г
За 2003 - 2004г
За 2001 - 2002г
За 1999 - 2000г
За 1997 - 1998г
За 1995 - 1996г
За 1993 - 1994г
За 1991 - 1992г
За 1987 - 1990г
Критика
Телевидение
За 2015 - 2017г
За 2011 - 2014г
За 2008 - 2010г
За 2005 - 2007г
За 2003 - 2004г
За 1997 - 2002г
За 1987 - 1996г
Книги онлайн


Версия для печати
Критический отзыв на тему структурного гороскопа
Смех сквозь слезы
Алёна Андреева
«Новое время» №36, 7 сентября 2003г.

Векторина судеб

Каждого из нас окружают исключительно звери

...Вам, например, хотелось бы узнать, что объединяет теорию Дарвина, кровно-родственную связь Маугли с волками, рождение великого Пушкина, взаимоотношения Билла Клинтона с Моникой Левински, а также дурную славу композитора Сальери?

Открою вам страшную и в прямом, и в переносном смыслах тайну: объединяет их одно – все вышеперечисленные стали жертвами дьявольского векторного кольца.

Автор единственной и неповторимой теории о загадочном, мистическом, разящем наповал кольце – Григорий Кваша. Основные постулаты теории просты. Вероятно, всем, даже далеким от астрологии людям, знаком китайский гороскоп, состоящий из 12 животных, по одному на каждый год двенадцатилетнего цикла.

Смысл в том, что у каждого из нас есть один зверь – Слуга и один зверь – Хозяин. При встрече с любым из них происходит нечто невероятное.

Методом анализа личного опыта, опроса окружающих, а также наблюдений за родственниками и знакомыми в огне страсти понемногу выкристаллизовывается теория, которая и сегодня (годы спустя) продолжает кормить, одевать и служить предметом гордости своего создателя. «Векторное кольцо везде: в рождении, в карьере, в любви, в браке, в самом ходе жизни». Почему? А дракон его знает… мистика!

По системе от хозяина к слуге знаки располагаются следующим образом: крыса – лошадь – свинья – дракон – кот – петух – собака – бык – тигр – коза – змея – обезьяна – крыса.

Пронырливая крыса наводит ужас на лошадь, которая лягает мощным копытом свинью, которая хрюкать хотела на дракона. Тот, изрыгая пламя, загоняет на дерево кота, который с легкостью сворачивает жирную шею петуха. Ему же не страшна ни одна собака, даже самая цепная, которая лучше любого тореадора расправляется с тяжеловесным быком. Бык, в свою очередь, сметает со своего пути зазевавшегося тигра, который только что отобедал простодушной козой. Та с легкостью растоптала хладнокровную змею, которая придушила неосторожную обезьяну. Зато последняя, обожравшись бананов, расправилась со всеми окружающими крысами. Крысою начали, крысою кончили. Почему бы, собственно, и нет. Так вот, если вы, скажем, свинья и табун лошадей обложил вас со всех сторон, обзаведитесь, как советует господин Кваша, подругой-крысой, и ни один мустанг к вам и на пушечный выстрел не подскачет…

А примеров тому уйма… «Хозяйственные» и «служебные» взаимоотношения знаков проявляются на всех уровнях их взаимодействия. В творческих союзах они гарантированно приносят успех благодаря, возможно, той искре, которая постоянно проскакивает между участниками, независимо от их половозрастных характеристик. Вспомним некоторые известные векторные «парочки»: Ильф и Петров, Станиславский и Немирович-Данченко, Максимова и Васильев. Если верить Григорию Кваше, то все талантливые фильмы и российского, и зарубежного кинематографа получаются благодаря векторному взаимодействию играющих главные роли актеров между собой и режиссера с ними. И так далее…

Однако максимально «векторность» проявляется в любовной связи, не важно, приводит она непосредственных участников в конце концов к таинству брака или нет. И этому тоже есть множество примеров: Сергей Есенин и Айседора Дункан («Пристала. Липнет, как патока… А знаешь, она баба добрая. Чудная только какая-то. Не пойму ее».); Анна Ахматова и Николай Гумилев («Мне и в голову не приходило, что она талантлива. Ведь все барышни играют на рояле и пишут стихи…»); Жорж Санд и Альфред де Мюссе («…моя любовь, моя жизнь, мое сердце, мой брат, моя кровь, уходи, но убей меня, уходя…»). Перечислять их можно до бесконечности, выделяя общее и особенное.

А общее в них то, что начинаются отношения по схеме «любовь с первого взгляда». И хозяин, и слуга одновременно ощущают неодолимое притяжение, полное взаимопонимание, казалось бы, на молекулярном уровне, стремление обладать предметом обожания, желание постоянно быть рядом с ним и прочие опасные синдромы. Любовное опьянение длится недолго. На смену ему приходят сцены ревности, ссоры и споры, некая неприкаянность, заставляющая векторные пары постоянно переезжать с места на место, и прочие «радости жизни». Хозяин, разумеется, получает массу удовольствия, а вот слуга… начинает чувствовать на подсознательном уровне, что что-то не так. Хозяин постепенно наглеет, слуга страдает и болеет, однако уйти от хозяина не может, попав в классическую ловушку под названием «вместе тесно, врозь скучно». Пару швыряет из стороны в сторону на глазах у оторопевших свидетелей «векторного чуда».

Ну как, скажите мне, можно всерьез принимать на веру слова Кваши о том, что (цитирую) «символ отческого отношения Змеи к Обезьяне – теория Дарвина; символ поклонения Кабана перед Лошадью – Конек-Горбунок Ершова; символ преклонения Быка перед Собакой и презрения к Тигру – Маугли Киплинга; символ пренебрежительного отношения Петуха к Собаке – эксперименты академика Павлова…»

Автора нимало не смущает то, что он смешивает «знаковых» животных и «реальных», а я продолжаю развивать его мысль…

Получается, родись Дарвин на год раньше – и была бы у нас великолепная теория происхождения человека… от дракона. Встреться родители Киплинга несколько позже – и Маугли бы дружил не с волками (собаками), а с вепрями (свиньями), а Шерханом звали бы горного козла. Павлов пытался бы вызвать условный рефлекс у цыплят (петуха) или у удавов (змей). А «конек-горбунок» был бы «котом-горбунком» или, скажем, «быком-горбунком».

Согласно выводам господина Кваши (Лошади), не будь родители Пушкина векторной парой, не видать нам великого поэта; не будь Крыса Бомарше векторным слугой Обезьяны Сальери, не обвинили бы в смерти Моцарта этого невиновного и по-своему талантливого композитора; в скандале Собаки Клинтона и Коровы (Быка) Левински виноват тоже исключительно «всесильный вектор». Как, вероятно, и во многих других ужасных катаклизмах из сферы человеческих отношений. Поневоле испугаешься и начнешь со страхом оглядываться по сторонам, опасаясь встречи с Хозяином…

Я-то, конечно, это не всерьез, просто пародирую по-лошадиному смелые выводы автора. Ведь вся эта теория, с моей точки зрения (которую я, впрочем, никому не навязываю), высосана из пальца и притянута за векторные уши. Ну вот, хоть убей, не убеждают меня ни живописно рассказанная собственная история «бедного» Григория, ни 302 страницы авторских аргументов (слишком уж они хороши, чтобы иметь под собой реальные основания) в пользу пресловутого кольца, ни приводимые автором подлинные письма обычных «дядь Вась» и «теть Маш», попавшихся на удочку векторного хозяина. Пишут почему-то всегда лишь обиженные слуги. Видимо, разомлевшие хозяева слишком заняты выдумыванием новых способов унижения последних. Как говорил упоминаемый в великом труде о векторе Константин Сергеевич Станиславский: «Не верю!»

Ведь если хорошо поискать, то вполне может оказаться, что Отелло и Дездемона, Тристан и Изольда, Ромео и Джульетта, Винни-Пух и Пятачок, лиса Алиса и кот Базилио, Брокгауз и Ефрон, Маркс и Энгельс, а также Харли и Дэвидсон состояли в векторных отношениях. А бен Ладен – талантливое дитя векторного брака, что, по словам Григория Кваши, справедливо по отношению к Пушкину.




Юр адрес в Москве http://www.adres77.ru.
У Вас есть материал - пишите нам
 
   
Copyright © 2004-2017
E-mail admin@xsp.ru
Rambler's Top100