www.xsp.ru
 
Добавить в избранное
За 2009 - 2010г
За 2006 - 2008г
За 1990 - 2005г


Версия для печати

Глава 2. Телесное и психическое в типологиях человека: признаки взаимосвязи

2.1. Теоретико-методологические основания концепции: психотип как информационно-биологическая система

Психобиологическая целостность человека регулируется информацией. Это базовое положение предпринимаемого исследования, поскольку информация с одной стороны выражает онтологическую основу структурирования сознания человека, с другой - определяет идеальные процессы, происходящие на биологическом уровне существования человека. Категория "идеальное" связана с понятием информации. Эта связь выражается посредством понятия отражения.

Форма отражения обладает определенным содержанием. Насыщенность, сообщительность отражения можно обозначить его информативностью. Естественно, что с усложнением отражающей системы увеличивается и сложность поступаемого сообщения, его информационная насыщенность, впоследствии приобретающая свойства системности. Так, человеческое сознание обладает высшей ступенью сложности в отражении, избирательностью. Человеческий мозг в таком случае можно рассматривать как сложную кибернетическую систему для принятия и обработки информации.

Особенности протекания информационно-содержащих процессов будут рассмотрены ниже. Но сначала рассмотрим категориальные и функциональные предпосылки в связке отражение-информация-идеальное. М. Янков полагает, что однажды полученная, путем отражения определенных сторон действительности, информация приобретает относительно самостоятельное "бытие"; она может передаваться, сохраняться, преобразовываться, анализироваться, систематизироваться и т.п., из отдельных исходных элементов могут строиться самые различные комбинации и получаться такие результаты, которые не могут относиться непосредственно к действительности как имитирующие ее аналоги. Полученная путем первичного отражения определенных сторон действительности информация "живет своей жизнью", раскрывается в рамках определенных структур, не обязательно непосредственно имитируя эмпирическую действительность. В рамках этих сложных процессов могут найти свое место и объяснение все сложные проявления творчества и человеческого сознания. При этом сложные процессы преобразования и анализа первоначально полученной через непосредственное отражение действительности информации, как и еще более сложные и "странные" результаты этого процесса, не могут преодолеть границы этой информации. Принципиально новую информацию можно получить лишь на базе анализа поступающей извне информации7 . Определенным образом трансформируемая информация и составляет особенность психики как информационно-отражательной системы.

М Янков утверждает, что информационная трактовка отражения в значительной степени знаменует собой новый этап в развитии теории отражения. Информационная интерпретация сознания плодотворна только при условии, что она рассматривается как современный уровень его понимания, как отражение8 . Включение в отражение (как процесс и результат) всех процессов получения, передачи, трансформирования, сохранения, преобразования и использования информации позволяет расширить представление о категории отражения, адекватнее объяснить с ее помощью высшую форму отражения - сознание человека. В методологическом и практическом отношении рассмотрение этого поможет нам выявить "механизм сборки" психологического типа человека.

Теория информации обычно имеет дело с общим понятием информации, которое тесно связано с отражением. Так, информация есть:

1) в широком смысле - результат отражения одного объекта в другом;

2) сведения, знания, сообщения, любой сигнал о любых объектах и процессах живой и неживой природы;

3) знания в процессе коммуникации.

Таким образом, наиболее распространенное понимание информации основывается на понятии отражения. Под информацией понимают, прежде всего, содержание отражательного процесса, его результативную сторону. Информация - это не процесс отражения одной системы в другой, а явление адекватности продукта отражения его источнику, приспособленности структуры одного предмета к воздействиям другого.

Поскольку информация связана с отражением, а отражение является универсальным свойством материи, то, естественно, и информационные процессы качественно дифференцируются в зависимости от того, на каком уровне развития материи они протекают. Безусловно, нельзя согласиться с теми авторами, которые полагают, что информация - свойство только кибернетических систем, систем управления. Об успешности применения категории информации для характеристики человеческого сознания, его процессуальной и содержательной стороны, а также результатов запечатлевания и кодирования идеальных образов в материальном субстрате свидетельствуют последние достижения психологии, нейрофизиологии высшей нервной деятельности, других смежных дисциплин9 . Но это достаточно неразработанный вопрос в рамках соционики, коучинга и других направлений типологии.

Теория информации обычно имеет дело с всеобщим понятием информации. Если в предмете происходят изменения, отражающие воздействие другого предмета, то можно сказать, что первый предмет становится носителем информации о втором предмете. В кибернетических системах изменения в предмете (В), вызванные воздействием другого предмета (А), являются не просто некоторыми характеристиками В, а становятся факторами функционирования данной системы именно в качестве носителей информации об А. Относительная информация из потенциальной, какой она является в докибернетических системах (системах неживой природы, не связанных с управлением), превращается здесь в актуальную информацию. То есть отражение, имеющее пассивную природу в докибернетических системах, становится активным отражением. С этой точки зрения мозг человека можно расценивать как исключительно сложную кибернетическую систему, хранящую и перерабатывающую поступающую из внешнего мира актуальную информацию. Свойство сознания - отражение и познание внешнего мира - предстает как определенный уровень в развитии процессов, связанных с передачей и переработкой информации.

Без информации нельзя говорить об управлении, как и наоборот - без управления нет информации. Между информацией и управлением существует отношение взаимной обусловленности и взаимного проникновения. Они определяют друг друга. Иногда отождествляют понятия "управление" и "коммуникация". В сущности, управление является процессом получения, передачи, преобразования, сохранения и использования информации. Информация представляет собой основу, на которой совершается управление. Благодаря ей управление обеспечивает понижение энтропии и увеличение негэнтропии (организации) в системе. С другой стороны, антиэнтропийная роль информации проявляется через управление. (Безусловно, это относится и к менеджменту как системе управления).

Из внутренней связи между информацией и управлением следует, что не всякое отражение может быть квалифицировано как информационное. Почти всякая система обладает способностью воспроизведения в своих особенностях воздействующей на нее системы. Однако не всякая подобная способность является информационной. Это именно так, потому что управление присуще не всем материальным системам.

Информация - это то отражение, которое ведет к сохранению динамической целостности (существования) системы, к ее развитию, усовершенствованию и воспроизведению, то есть которое становится основой управления. Сохранение существования данной системы как сложной динамической целостности, а в ряде случаев ее развитие (усовершенствование) и воспроизведение, являются основными характеристиками не только управления, но и информации. Только отражение, которое способствует реализации первого из указанных признаков или всех их вместе, проявляется в форме информации. Информация - это такое воспроизведение (отражение) одной системы в особенностях другой системы, которое обеспечивает динамическую целостность последней системы, адекватность ее поведения, ее самоуправление.

Некоторые говорят, что в данном случае речь идет не о сущностном, а о функциональном определении. Но разве функциональные определения не являются сущностными? Разве характеристика человека, например, посредством его функций в обществе, не является сущностной. Более того, наиболее существенная характеристика человека - его трудовая функция. По словам Энгельса, рука человека является плодом ее функции - труда и т.д. Список подобных сущностных функциональных определений может быть расширен. Совершенно естественно появление новой качественной функции (в сложных динамических системах) превращает элементарное отражение в информационное.

Как видно, это определение, с одной стороны, отграничивает информацию от элементарного отражения в неорганической материи, с другой - показывает, что все же она охватывает весьма широкий круг явлений. Информация есть форма или, точнее, тип отражения. В нее включается множество видов, форм и разновидностей отражения: 1) элементарное отражение в кибернетических машинах; 2) отражение в органических системах - генетическая информация, раздражимость, ощущения, психическое, физиологическое и т.п.; 3) человеческое отражение, включая мышление. Два последних вида взаимосвязаны с базисной структурой с помощью которой происходит отражение - системой переработки информации или типом информационного метаболизма.

Функциональное развитие живых организмов, таким образом, непосредственно связывается с особенностями трансформации результата отражения - информации в управляющей системе. В случае человеческого сознания такой системой выступает психика, которая дифференцирует информацию и запечатлевает идеальное содержание в особом коде, имеющем материальную природу. Но каковы гносеологические и онтологические основания этого?

А.Ю. Шеховцев в своем обосновании информационной парадигмы в феноменах восприятия и понимания утверждает, что при современном когнитивно-структурном подходе существенно меняется представление о восприятии, его роли в познании в целом. Оно понимается как непрерывный процесс возникновения, функционирования, смены когнитивных форм в рамках господствующих парадигм мышления. Показано, что данный процесс происходит более эффективно при наличии информационной модели объекта10 .

Адекватность чувственного познания, предполагая соответствие сенсорных данных параметрам субъекта, вместе с тем непосредственно зависит от имеющихся у субъекта наборов категорий или объект-гипотез, а также перцептивных установок и предвосхищающих когнитивных схем. Все эти средства, особенно выдвижение объект-гипотез, обеспечивают процедуру интерпретации, или осмысления, в результате чего сенсорные данные получают предметные смыслы, а восприятие, таким образом, оказывается тесно связанным с феноменом понимания.

Установлено, что в качестве средств понимания, с одной стороны, могут рассматриваться различные познавательные процедуры интеллектуальной деятельности. При этом понимание рассматривается как особый когнитивный эпистемический процесс, суть которого состоит в рационализации внерациональной информации. С другой стороны, понимание представлено как сложнейший процесс, с помощью которого человек (в единстве всех своих познавательных, мотивационных и эмоциональных характеристик) овладевает миром. С позиции этого подхода понимание рассматривается как предельно широкая категория, с помощью которой обозначается универсальный способ духовного бытия человека в мире и мира в человеке, не исчерпывающегося чисто гносеологическим отношением человека к миру.

Существуют две основные концепции информации - функциональная и атрибутивная. В рамках первой, информация определяется как особая форма, вид отражения, как функциональное отражение, согласно A.M. Коршунову, Н.И. Жукову11 ; как способ реализации свойства отражения в самоуправляющих системах, согласно Б.С. Украинцеву12 . Аналогичной позиции придерживаются и другие исследователи, связывающие сущность информационных процессов с различными проявлениями свойства отражения.

Представители атрибутивного подхода нередко в косвенной форме отрицают подобную связь. Например, Б.В. Ахлибинский полагает, что информация не связана с отражением необходимым образом13 . Такого же рода мнения приводятся обычно представителями системного подхода, где информация нередко отождествляется с разнообразием, организацией, структурой. Вместе с тем, сторонники атрибутивной концепции высказывают убеждение, согласно которому информация - неотъемлемая сторона процесса отражения: разнообразие в отражении (А.Д. Урсул)14 , упорядоченное отражение в отличие от неупорядоченного, или шума и т.п. По существу, такое понимание довольно близко функциональной концепции, а расхождения касаются таких вопросов, как: является ли информация атрибутом материи, существует ли она вне систем отражения и управления (теория информационных полей и др.). Но у представителей обеих теорий нет принципиальных расхождений в главном: признании того, что информация - принцип организации отражаемого.

Информация - свойство, характеристика высокоорганизованных отражательных структур, поскольку выражает собой упорядоченность, иерархичность. Несомненно, информация заложена, например, в генетической структуре клетки низших органических систем, но здесь она не связывается с отражением. Нас же интересует основа информации как главной формы построения "типа сознания", функционирующего на базе психического отражения, психики как самоорганизованной системы.

B.C. Тюхтин разграничил отражение на потенциальное и актуальное, связав информацию с последним. Попытавшись связать кибернетические проблемы и определения информации с гносеологическими и, в частности, с проблемой сознания, он полагает, что информация - это не само отражение, а его абстрактно выделенная сторона, характеризующая образ, знание в единстве их содержания и формы в аспекте разнообразия упорядоченности, сложности15 .

В принципе разграничения потенциального и актуального отражения содержится, думается, принцип разграничения, идеального как свойства сознания от простого отражения. Наличие в суммарном результате взаимодействия объектов особенностей оригинала - это лишь зачатки, предпосылка отражения или потенциальное отражение. Отражение связано с выделением, а не просто наличием этих особенностей оригинала, и с соотнесением двух изоморфных структур, принадлежащих отражаемому и отражающему, а точнее, отражаемому объекту и самому отображению. Без этого не существует актуального процесса отражения, то есть передачи внутренних связей и свойств. "При физических взаимодействиях тел, - убежден Тюхтин, - происходит передача вещества или энергии, а внутренние свойства и связи не передаются другим телам. Таким образом, отражение в неживой природе существует, но оно есть, по существу, простое структурное соответствие между упорядоченностью свойств и связей взаимодействующих тел, а поэтому является неотъемлемой характеристикой самого процесса взаимодействия. В неживой природе отражение объективно по способу своего существования, но оно потенциально, а не актуально, по характеру объективного существования ..."16 .

Поиск объективных признаков, отличающих процесс отражения, в результате чего появляются предпосылки идеальности, - от взаимодействия, есть поиск способа и условия, "благодаря которому отношение упорядоченности (свойство иерархической организованности, системности" - В.Ш.) ... объективно используется", выделяется функционально. На этом уровне отражение, выделяясь из общего процесса взаимодействия, приобретает активный характер, выражающийся в способности реагировать на "отношения поступающих воздействий - на их относительные величины - независимо от материальной природы воздействия"17 . Свойство отражения приобретает, таким образом, функциональный характер. Актуальное отражение ("собственно отражение"), считает B.C. Тюхтин, "есть функциональное, а не субстанциональное свойство. На основе поступающей информации организуется строение тех или иных функций в системе человеческой психики. Обратный процесс заключается в том, что определенные функции "выдают" только определенный вид информации. Подробнее эти механизмы будут рассмотрены ниже, в анализе взаимосвязи вещественно-энергетических и функционально-отражательных процессов в системе сознания.

Защищаемая здесь позиция, в принципе, аналогична взглядам A.M. Коршунова, Н.И. Жукова, которые называют информацию функциональным отражением. Эти авторы раскрывают механизмы трансформации информации в функции, что может быть применено в раскрытии механизмов трансформации информации в сознании, а значит, продуктивно в рамках рассматриваемой проблемы информационного метаболизма, где информация - главная форма содержания психического типа.

В информационных процессах особое значение приобретает активность выбора информации, ее выделение и исключение. Н.И. Жуков считает, что отражение - это не просто воспроизведение, восприятие особенностей оригинала, но воспроизведение действия и ответное действие отражаемого. Необходимо лишь теоретическими средствами воспроизвести специфичность такого реагирования. Исходя из этой задачи, он и рассматривает информацию как функциональное, целесообразно упорядоченное отражение (при этом, не рассматривая вещественно-энергетическую сторону процесса)18 .

Последние работы по проблеме информации также рассматривают отражение в данном ракурсе. В случае человекомерных систем отражения можно полностью перенести изложенные здесь всеобщие закономерности: актуальная информация, до тех пор пока она не воплощена в энергетических связях организации (не заложена в психические связи, не освоена сознанием), остается потенциальной, потенциальным отражением по способу бытия. Это не только "свободная", но и "связанная" информация, представляющая собой структуру и память системы, что, собственно, и составляет онтологическую основу психотипа.

Теоретико-информационный анализ процессов отражения позволяет, таким образом, обнаружить всеобщую форму их реализации в развитии форм отражения. Функциональная связь системы со своими прошлыми этапами функционирования, с окружением, в том числе другими системами, позволяет экстраполировать эти закономерности на человеческое сознание как систему отражения.

Здесь встает проблема локализации психических функций. Современные исследования на стыке биологических, психологических и философских наук позволяют философски обобщить знания об информационной природе отражения. Так, Д.И. Дубровский выдвигает свою версию локализации психических функций. Носителем последних является, согласно этой позиции, субстрат мозга, интерпретированный как код19 . При более тщательном анализе этой позиции можно обнаружить, что код оказывается динамической структурой, позволяющей фиксировать выходящее за границы непосредственного носителя функции содержание. Дубровский интерпретирует психический образ как информацию об объекте "в чистом виде", как отделенную от своего носителя - нейродинамического кода - информацию, содержание. Однако в таком определении не удается устранить разрыв в двух, нередко противоположных, определениях сознания как имеющих своим главным качеством отражение либо функциональность (то есть активность). По справедливому замечанию Д.В. Пивоварова, в концепции Д. Дубровского нет ответа на вопрос, какова природа бытия образа, не содержащего вещества - поля ни нейродинамического кода, ни объекта. Д.В. Пивоваров замечает: если гносеологический образ - это картина объекта, то для кого она служит кодом, кто расшифровывает этот код20 ? Здесь обнаруживается противоречие, заключающееся в том, что бытие отражения рассматривается отдельно от бытия отражаемой и (или) отражающей вещи. Данное противоречие есть, скорее, недоучет, теоретическая неразработанность вопроса о том, где локализуются функции отражения.

В.И. Кашперский предлагает свое видение данной проблемы, когда пишет: "Функциональный подход, опирающийся на принцип отражения, предоставляет возможности естественнонаучного анализа психики, гносеологического образа, мышления в качестве высших форм отражения, локализованности в том же смысле, в каком локализовано и отражение вообще: в смысле функционального бытия, возможного в действительном, как данность, представленность одной действительности в другой, благодаря чему движение "вверх", в сторону прогрессивного развития, обретает внутреннюю согласованность и упорядоченность"21 . Данный подход коррелирует с новейшими исследованиями проблемы единства информационного и функционального как психобиологического. Так, А.И. Лисин полагает, что отражение есть результат всеобщей системности и информативности материи. Единство бытия в этом смысле предстает как единство информационное, представленность всего во всем, то есть одной системы во многих других. В этом случае человеческое сознание, существующее на базе мозга, локализуется как информация об отражении, системно организованная и упорядоченная"22 .

Можно утверждать, что процесс отражения включает в себя функциональное реагирование и является системным. Если он рассматривается в контексте понятия информации, то следует включать сюда и понятие управления. "Теория информации, - как правильно полагает Пивоваров, - объясняет управляющую функцию информации вообще, в том числе и идеального, на основе принципа обратной связи"23 .

И в сознании процесс переработки информации можно представить, выражаясь словами Пивоварова, как мгновенный синтез различных информационных "содержаний". Столь же мгновенно этот синтез растворяется вновь в целостном процессе усиления, регулируя его ход.

Таким образом, существует неотделимость свойства отражения, самой способности к нему от функциональных состояний целостной развивающейся системы, совокупность информационных функций которой реализуется как функциональное бытие возможностей, воплощенных в теле (отражающего субстрата).

Информационное отражение состоит в вычленении и использовании отражений - следов, динамически функционирующих видов кодов, программ. Эти формы есть, вместе с тем, частичные носители отражаемого содержания, посредством которых в собственное содержание отражающего входят предыдущие и существующие налично этапы как необходимое условие для последующих изменений. Здесь действует, по-видимому, принцип превращения и сохранения энергии, которая, согласно общенаучным представлениям, никуда не исчезает, а сохраняется в превращенном виде. Также действует закон преемственности, эволюции. По этой причине, как полагают некоторые исследователи, отражение в фило- и онтогенезе можно считать программированием. Вместе с тем и то, и другое, как в природе, так и в обществе, есть информация, которая обладает двойственной природой: образов и прообразов, отражения и программирования.

Как отмечал П. Франц, информация здесь предстает в виде функционального трехчленного отношения и "устанавливает взаимосвязь объективного содержания отражения, системного качества отображающей системы и реализации функций в определенной среде"24 . То есть эволюцию в этой системе можно представить так: вначале формируется функция, которая перестраивает, модифицирует либо даже формирует новую структуру - носителя этой функции. То есть в случае человеческого сознания под влиянием внешних раздражителей формируются "психологические структуры" типа личности.

В процессе становления психики, сознания существуют различные этапы, на которых отражение, как основа идеального, проходит различные качественные ступени:

а) развитие отражательных способностей "в чистом виде";

б) развитие форм активности;

в) их функциональный синтез.

Из этой схемы следует, что на третьем этапе происходит одновременно отрицание (отсев) тех линий развития, в которых процессы отражения и процессы внутренней активности оказываются несовместимыми, и, наоборот, сохраняются те формы, в которых новое функционально организованное содержание встречается с подходящим носителем в нейродинамической цепи мозга и в управляющей подсистеме психики. Как пишет по этому поводу В. Кашперский, "происходит встреча двух или более структур, соединенных замкнутым контуром управления, притом естественный отбор влияет не на отдельные структуры (скажем, ощущения или действия сами по себе), а на характеристики контура как целого. Это означает, что даже отобранные структуры могут быть разрушены, вытеснены или подчинены: из них создается новая структура (например, орган), адекватная данной функции"25 . И здесь мы подходим непосредственно к вопросу взаимосвязи психического и биологического в рамках проблемы целостности человеческого типа.

Процесс формирования в сознании идеальных образов структурирует механизмы отражения, создавая определенные коды, впоследствии создающие структуры духовной жизни, которые, например в соционике, обозначаются как психотипность. Особенности протекания сенсорной и мыслительной деятельности, типы сознательного реагирования (интроверсия, экстраверсия), закладываются именно здесь исходя из того, что отражение - это отношение, функционально-организующая роль которого состоит в охвате, содержательном сопряжении различных движений, изменений в надсистеме "отражаемое-отражающее" и в отражающей системе. Это можно описать как принцип, по которому проходит не все содержание отражения, а лишь то, которое соответствует исторически (онтогенетически) сформировавшемуся коду. Здесь заключаются истоки индивидуальности восприятия предпосылки того, что каждый человек отражает в сознании окружающую реальность в соответствии со своими индивидуальными особенностями построения идеального образа.

Развитие структур сознания в связи с этим можно представить в соответствии с выявленным Кашперским принципом, что вовлечение в сигнальный процесс нового функционально оформленного содержания при невозможности его ассимиляции, отсутствии носителя для этого содержания в отражающем ведет к возникновению новой функциональной организации и перестройке либо порождению новых структур. Выявленный принцип в развитии отражающей системы обладает огромным теоретическим потенциалом в объяснении всех информационно-содержащих систем, в том числе и сознания.

В плане генезиса сознания исключительное значение имело появление у животных второго уровня отражения (первый уровень отражения связан с простейшим отражением - реагированием). Вместо перестройки метаплазматических химических процессов, как у простейших живых систем, формируется механизм отражения в форме электрохимических процессов в нервной ткани (прежде всего, в ткани мозга). Этот уровень, согласно исследованиям, посвященным возникновению идеальности как свойства мышления, отличается:

а) большей надежностью и длительностью запоминания;

б) большей скоростью протекания моделирующих содержание отражения процессов;

в) усложнением носителя.

По мнению Ф. Кликса, в результате произошло перемещение у центра функциональной интеграции в фазу больших полушарий.

У одноклеточных локализация функции содержания отражения происходит в рамках: а) концентрации вещества; б) локализации движения. Здесь еще трудно выделить самостоятельное развитие отражательных способностей и спонтанной двигательной активности, поскольку они как бы - слитое воедино. То есть идеальное как свойство сознания, как целеполагающая активность во времени не отделена от самого отражения. Информация и действие почти слиты воедино.

У многоклеточных организмов наблюдается, с одной стороны, дивергенция, с другой стороны, синтез отражательных (когнитивных, по Кликсу) и двигательных механизмов (например, фобические реакции - страха и бегства). В этих реакциях происходит переход от раздражимости к чувствительности и от простого научения к памяти и актуализации опыта, формируется избирательность отражения и способность выявлять новые взаимосвязи. Здесь образуется, по-видимому, новая интегральная функция - принятие решений в условиях неопределенности.

Становление общества и человека связано, разумеется, с разделением функциональных возможностей, а отсюда, с разделением труда. Природные условия отражения и коллективная необходимость предоставляют отражению как функциональному организатору развития специфическую информативную структуру - общественные отношения и язык как форму взаимодействия и надежный фиксатор содержания отражения. При этом старые структуры отчасти вытесняются, отчасти ассимилируются. Так, на смену условным рефлексам и инстинктам и в дополнение к ним приходят социальные структуры: сигнал приобретает характер знака, происходит семантизация поведения у человека. На основе вышеизложенного делают выводы о том, что мышление и речь, значение и смыслы языковых выражений различно мотивированы, относятся к различным структурам и синтезируются в деятельности. Это означает, что процессам отражения принадлежит активная конструктивная роль, что подчеркивает, в свою очередь, активное значение появления дифференцированности как основы типности, а также, что посредством отражения процесс развития детерминируется функциональными отношениями.

Возможности индивидуальной дифференциации составляют возможности собственной информационной вариативности. Переход к качественно иной действительности, обремененной новыми возможностями, коррелируется всеобщими, философскими принципами перехода количественных изменений (накопление содержаний отражения, количества информации) во взаимодействии со средой в новое качество отражающей системы. Здесь проявляется мощь идеальности как формирующего фактора.

Синтезирующий подход к идеальному, понимание последнего как результата отражения, где информация есть содержание отражения, "наводит мосты" между различными биофизическим и психологическим измерениями целостности человека.

Изложенные выше закономерности развития отражающих систем позволяют рассматривать функционально-информационные процессы отражения как составную часть самодетерминации развития, обусловленности направления и качества изменений в развивающихся системах, что и как отражается. В этом смысле уместным будет привести высказывание В. Кашперского: "деятельность человека, в той мере, в какой она является управлением, регулированием, контролем вообще, опосредованием обмена веществ между человеком как предметным существом и веществом природы, совершенно неотделима от отражения в его психически бессознательных и сознательных формах"26 .

В кибернетике и логической семантике положено начало функциональному подходу в контексте распознавания образов, смысла и понимания. Гносеологический идеальный образ, в отличие от "образа" в кибернетике, есть субъективный образ объективного мира, функционально организованное отражение действительности. В философском и биологическом знании распространенным является определение, согласно которому образ с момента своего возникновения устойчив, относительно самостоятелен и активен. "Он регулирует поведение, осуществляет функции управления действиями"27 . Эта характеристика относится как к чувственным образам, так и к образам мышления. В ней выражена активная, организующая роль образа мира и непрерывность его формирования и изменения. Организующим фактором непрерывного процесса изменения гносеологического образа является функционально организованное содержание (информационная вариативность). Способ этой организации реализуется отражающей системой, объектом образа, то есть носителем сознания. Селекция возможностей трансформации образов происходит в соответствии с логико-гносеологическими критериями, осуществляющими функции уплотнения информации и одновременно наращивания ее понимания. В человеческом мышлении эти функции берет на себя абстрактно-понятийный блок.

Вместе с тем, семантическое содержание отражения всегда открыто для развития, поскольку не абсолютно, не жестко прикреплен смысл к языковым знакам. Для этого, кстати, и появляется индивидуальный код расшифровки смысла. В философских терминах теории познания это закрепляется в принципе психологии, что информация по-разному воспринимается людьми с доминированием образного мышления (художниками, поэтами) и людьми с приоритетным влиянием абстрактно-логического, понятийного освоения действительности. Первые воспринимают и познают действительность как бы символически; материальный или идеальный символ является упорядочивающим принципом для получения в сознании создающего или воспринимающего символ конечного либо бесконечного ряда единичных проявлений символизируемого. Символ заключает в себе функциональную организацию возможного, процесс отражения, но он по своей природе предполагает потенциальную открытость смысла.

Итак, на основании приведенного исследовательского материала можно заключить:

а) информация - содержательная сторона духовного в человеке, главная форма выражения активности психологического типа;

б) активность отражения имеет своим основанием неразрывность информации и функциональности (биологической основы), на основе чего человеческое сознание, приобретают свои индивидуально-субъективные параметры, то есть типность.

Каждая отдельно взятая личность осваивает лишь специфичный, ей одной присущий способ. Это обусловлено несколькими факторами, которые в общем можно свести к следующим:

1) особенностям свойств организма, генетической программе развития мозга и нейрофизиологическим особенностям последнего;

2) условиям воспитания в раннем возрасте и особенностям социализации в другие периоды жизни.

Все это является основными детерминантами того, что в психологии и социальной философии именуется складом личности, индивидуальностью. Информация распределяется в соответствии с ее особенностями организации в сознании данного субъекта. Эти особенности обусловлены такими свойствами субъекта, как темперамент, характер, что синтезируется в структуре психологического склада. Включение этих категорий в теоретическое поле нашего исследования обусловлено достижениями типоведческой мысли, посвященным вопросам так называемого "информационного метаболизма" в сознании индивида, концепциями типологизации личности в соответствии с типом функционирования идеального бытия субъекта, форм функционирования его сознания.

Эти последние открытия в сфере "духовного" человека и принадлежат новой теоретической дисциплине, возникшей на стыке психологии и философии - соционике.

Используя структурно-компонентный метод анализа индивидуально-идеальной типологии сознания, соционика берет за основу своих теоретических конструкций понятие информации, на основе которого строится теория так называемого информационного метаболизма, то есть идеальных превращений, трансформаций информации.

Представитель этого направления А. Аугустинавичюте, используя точные графические взаимодействия, состоящие из идеальных функций сознания, таких как мышление, чувства, сенсорика, логическое и этическое мышление, строит достаточно аргументированную теорию межфункционального взаимодействия свойств и функций сознания, с учетом специфического склада психической жизни индивида. Правомерность использования данного подхода обусловлена тем, что в нем предпринята попытка системного анализа духовной жизни человека, взаимосогласованной деятельности функций психики, составляющих основу субъективности, которая, в свою очередь, является важным фактором формирования индивидуальности, личности, а также биофизических параметров данной личности. Но что является первичным: функция как биологическая структура или информация.

Выводить содержательную сторону психики из наследственных задатков столь же неправомерно, как отрицать роль этих задатков для усвоения субъектом социального опыта. Прямолинейный детерминизм здесь будет неадекватен и поэтому заранее обречен. Здесь может быть применен лишь вероятностный детерминизм, с позиции которого мы можем признать - один и тот же социальный опыт будет усваиваться различно в зависимости от индивидуальных особенностей субъекта. По поводу проступающей здесь диалектики общего и индивидуального в развитии сознания социального субъекта, Д.К. Беляев замечает: "нет специальных генов, например, гуманизма или альтруизма или генов антисоциального поведения. Но есть генетически детерминированные свойства психики, сочетание которых преломляется через определенные социальные условия, способствует формированию либо человека с высоким чувством совести, испытывающего отвращение не только к преступной деятельности, но и к карьеризму и стяжательству, либо же человека, который плохо понимает, что такое совесть, со всеми вытекающими отсюда последствиями"28 .

Естественно, нельзя элиминироваться от физиологической основы сознания - мозга, на базе которого, вернее на базе нейрофизиологической деятельности которого, происходят все идеальные процессы. Как и любой другой орган, головной мозг имеет биологические (физиологические) функции. Изучение их у подростков, с раннего возраста вскормленных в логове животных (вне общества людей), обнаружило все типичные биологические качества, определяемые современными методами. В то же время признаков человеческой психики у таких детей и подростков не было выявлено.

Отличие психических болезней состоит в преимущественном расстройстве специфически человеческих - идеальных, субъективных, рассудочных форм деятельности человека, которые находят выражение в изменении продуктивности его целенаправленной деятельности, изменениях полноты, последовательности, в неадекватных оценках окружающего и изменений, происходящих в самом себе, и, наконец, в субъективном переживании утраты былого самочувствия и смены его новым состоянием29 .

Психика, как объединяющая в себя все идеальные функции, является областью системной переработки информации. Информация есть закодированные в материальных знаках значимые для перципиента сообщения. Поскольку психика включает в себя разные уровни усвоения информации, то и восприятие последней происходит в соответствии с закономерностями ее восприятия. Как известно, таких воспринимающих систем в человеческой психике несколько. Они разделяются по степени дифференцирования, то есть сложности информации и выступают как средства познания мира. Это - чувственное познание и познание абстрактное. Последнее выступает как функция мышления и является специфически человеческим способом обработки поступающей извне информации.

Целостный характер человеческой психики обусловлен взаимодействием всех блоков психики, функций сознания. В результате этого взаимодействия возникают многообразные идеальные феномены, отвлеченные образы. Абстрактное мышление позволяет универсализировать информационные воздействия, устанавливая их распространенность на универсум.

Наиболее важным признаком прогресса в органической эволюции считается способность управлять средой, что ведет к уменьшению зависимости от ее изменений. Нарастающая специализация идеальных функций мозга, на основе которого становятся возможны процессы целеполагания, целеосуществления, то есть опережающего отражения, невозможна без специализации психических или идеальных способностей, составляющих структуру духовной деятельности. Появляются специфически человеческие духовные способности, деятельность которых заключается в оперировании информацией различного типа.

Раскрытые выше закономерности психической деятельности напрямую связаны с тем, что мы обозначили выше как тип субъективности или тип информационного метаболизма. Биологическая, а затем культурно-историческая эволюция в истории человечества имеет свой аналог в развитии конкретного индивидуума, свойств его нервной системы, выражается в продуктах материальной и духовной культуры.

Специальные эксперименты показали, что представители различных типов нервной системы решают одни и те же задачи в равной мере успешно, только каждый из них использует свою тактику решения данных задач, то есть имеет свои особенности идеальной деятельности, или в широком смысле - психической деятельности. Мы уже подчеркивали, что эта деятельность происходит на основе результатов социального воспитания, с учетом индивидуальных особенностей нервной системы. И сейчас необходимо показать, какие элементы, идеальные микроструктуры обеспечивают процесс усвоения, переработки и обмена информации - процесс информационного метаболизма.

Информация дифференцируется по типу воздействия. Так, информация, которую можно условно назвать первичной, действует на кору головного мозга и состоит из информации, поставленной органами восприятия. Информация вторичного характера обладает большим условным "весом" социальной информации и направляется на обработку подкорковым "сознательным" структурам.

Чем данная дифференциация обусловлена? Прежде всего, потребностями субъекта действия. Доминирующей идеальной потребностью при этом оказывается потребность ориентации в окружающей среде, а значит, информационно значимых сигналах, поступающих из окружающей среды. Здесь находится онтологический и генетический "исток" идеального, его возникновения и развития.

Здесь становится возможным говорить о сигнальных системах как базисных структурах идеальных пертурбаций. Так, специфически человеческие функциональные системы манипулирования информационными первоэлементами - сигналами, дают основу для функционального разделения мозговых макроструктур, что, в свою очередь, дает основания для классификации, по определению И.П. Павлова, "специальных человеческих типов"30 , у которых идеальная деятельность протекает на преимущественной основе какой-либо одной макроструктуры. И.П. Павлов стал основоположником теории, ставшей основанием для современной концепции онтологических связей биологического и социального.

Реакции субъекта на внешние сигналы обусловлены свойствами сознания, идеальными параметрическими свойствами информационного метаболизма. Многолетние наблюдения за поведением собак привели И.П. Павлова к мысли о том, что типы нервной системы являются общим для человека и млекопитающих. Он дал полное развернутое определение, внес новый смысл в понятия "сангвиник", "флегматик", "холерик", "меланхолик".

Следует заметить, что идеальное проявляется лишь с появлением второй сигнальной системы, а сенсорная информация связана с первой сигнальной системой. Вопрос о разграничении деятельности сигнальных систем напрямую связан с физиологическими свойствами отделов головного мозга, на основе нейрофизиологической деятельности которого и осуществляется идеальная деятельность сознания.

Все вышеизложенное дает почву для освещения конкретных механизмов действия "причинения" или казуальных зависимостей структуры: мозг - нейропроцессы => идеальные пертурбации - информационный метаболизм => характерология =>телесное.

Это основа для доказательства выдвигаемой здесь авторской концепции совмещения типологических характерологически и конституционально ориентированных теорий. Спсобность к новообразованию в сфере внутренней реальности равнозначна параллельным новообразованиям мозговой нейродинамики, а это, в свою очередь, дает основания для расширения сферы самоорганизации системы "психологическое => биологическое", в которой внутреннее, психологическое, духовное играет важную роль в телесной психосоматической саморегуляции.


7Янков М. Материя и информация. М., 1999. С. 304.

8Там же. С. 307.

9Пивоваров Д.В. Проблема носителя идеального образа: операционный аспект. Екатеринбург, 1985.

10Шадринов В.Д. Психология деятельности и способности человека. М., 1996. С. 21.

11Коршунов А.М. Отражение, деятельность, познание. М., 1979. С. 67.

12Украинцев Б.С. Проблема активности отображения. Кн. 2. София, 1973.

13Ахлибинский Б.В. Информация и система. М., 1999

14Урсул Д.И. Отражение и информация. М., 1973.

15Тюхтин В.С. О природе образа. М., 1963. С. 217.

16Тюхтин В.С. Теория отражения в свете современной науки. М., 2001. С. 14.

17Там же. С. 16-17.

18Жуков Н.Н. Философский анализ проблемы информации. Автореф. дис. докт. филос. наук. Минск, 1973.

19Дубровский Д.И. Проблема идеального. М., 1984. С. 62-69.

20Пивоваров Д.В. Проблема носителя идеального образа: операционный аспект. Екатеринбург, 1985. С. 51-52.

21Кашперский В.И. Отражение и функция. Роль процессов отражения в детерминации развивающихся систем. Свердловск, 1988. С. 141.

22Лисин А.И. Идеальность. М., 1999. С. 282-384.

23Указ. соч. С. 57.

24Франц П. К обоснованию общей концепции информации //Кибернетика и диалектика. М., 1978. С.283.

25Кашперский. Там же. С. 147.

26Кашперский. Там же. С. 97.

27Философские проблемы биологии. Сб. М., 1973.

28Беляев Д.К. Современная наука и проблемы исследования человека //Вопросы философии. 1981. №3. С.3-16.

29Лакосин Н.Д., Умоков Г.К. Медицинская психология. М., 1984. С. 47.

30Павлов И.П. Двадцатилетний опыт объективного изучения высшей нервной деятельности (поведения) животных. М., 1973.



<Назад>    <Далее>



У Вас есть материал пишите нам
 
   
Copyright © 2004-2019
E-mail: admin@xsp.ru