Добавить в избранное
Структурный гороскоп
Лаборатория
Астрология
Соционика
Циклы истории
Психософия
Психология
Биоритмы
Хиромантия
Сонник
Иллюзии
Народная медицина
Волжская группа
Космопоиск
Media
Психическое выживание
Мировоззрение Новой Эпохи
Новости
Библиотека
Публикации
Гороскопы онлайн
Консультации
Поблагодарить
Рассылки
Баннерная сеть


Версия для печати

Конференция «"Доски судьбы" и вокруг: эвристика и эстетика» (тезисы докладов)

«Мифотворец» однобокого суждения А. И. Щетников

(КРИТИКА НА КРИТИЧЕСКУЮ СТАТЬЮ)


Критикуемая статья:

А.И. Щетников

"Законы времени" Велимира Хлебникова:

критический анализ одного мифа


Прочтение статьи А.И. Щетникова послужило поводом и причиной написания моей ответной статьи.

Поводом – потому что я неравнодушен к новым исследованиям научного наследия Велимира Хлебникова.

Причиной – потому, что содержание и смысл критикуемой статьи имеет не просто отрицательный настрой автора, а желание (на мой взгляд) вообще поставить жирный крест на исследованиях такого рода.

И то, и другое – абсолютно недопустимо и ничем не обосновано.

Чтобы быть максимально предметным в своих опровержениях неверных посылов и позиций А.И. Щетникова, я избрал форму «письма в письме, превратив её в нечто подобное диалогу.

Тем самым читатели всегда смогут вернуться к тем или иным местам спорящих и не будет оснований считать какие-либо слова вырванными из контекста.

Итак, я начинаю с текстовок критикуемого автора и сопровождаю их моими критическими комментариями.


Начало статьи А.И. Щетникова


А.И. Щетников:

1. Описание проблемы.

В последние годы стало ясно, что всякий исследователь, изучающий жизнь и творчество Велимира Хлебникова, не может пройти в своих изысканиях мимо "Досок Судьбы" – свода разнообразных записей, относящихся к открытым Хлебниковым "законам времени".

Во-первых, стихи и проза Хлебникова насыщены отсылками к некоторым математическим реалиям, весьма своеобразно истолкованным, и во многих случаях хлебниковское понимание этих реалий раскрывается в "Досках Судьбы" полнее, чем где-либо ещё.

Во-вторых, "Доски Судьбы" сами по себе являются весьма необычным произведением, трудным для традиционных форм литературоведческого истолкования. Их основу составляют математические расчёты и формулы, касающиеся "законов времени".

Однако включены эти формулы не в текст научной статьи, а в своеобычную хлебниковскую прозу: "[Время обращения второго спутника Сатурна равно] 32 часам 53 минутам 7 секундам: O2 = (482 · 3 + (23 + 2)48 + 7)23+3 · Г,  где Г — год речи [1/4 сек]. Эта простота времён, соединяющих звёзды и человеческую речь, указывает, что молния меры, молния измерения непрерывно соединяет все концы вселенной, не зная перегородок наук, в одном великом действии взаимной укладки величин" [ДС, с. 123].


А. А. Корнеев:

А.И. Щетникова  (здесь и далее – критик)  не устраивает, не взирая на пояснения Хлебникова такое, чересчур вольное обращение с т.н. размерностями числовых величин и вольности поэта с выбором объектов взаимодействия, вставленных им в некую формулу.  Примечательно, что критик не пытается опровергнуть эту формулу и её обоснование, назвав это, например, просто «научным бредом», а приступает к дальнейшему уничижению, но не авторитетом своей науки и её доводов, а ссылкой на ….мысли авторитета в лице древнего философа Аристотеля!? Того самого Аристотеля, который, в частности, чуть ли не на столетие заставил (силой своего авторитета!) молчать всех естествоиспытателей про то, что у пчелы 6 ног, а свидетельствовать, что у неё аж целых 8 ног(!?).

О прочих ошибках Аристотеля в науках разговор можно продолжить, но мы последуем за критиком и посмотрим на его дальнейшую аргументацию.


А.И. Щетников:

Вообще говоря, к такого рода текстам может быть применён старый тезис, высказанный Аристотелем в "Метеорологике": "Смешно, если кто-нибудь, назвав море "потом земли", думает, что сказал нечто ясное, как, например,  Эмпедокл: для поэзии такое выражение, быть может, подходяще (поскольку метафора – поэтическое средство), а для познания природы – неподходяще" (357а24).


А. А. Корнеев:

Действительно, смешно было во времена Аристотеля называть моря – потом Земли. Но сегодня наша планета настолько «вспотела» от засилия и копошения на ней «царей Природы» - человекообразных, что теперь уже совсем не смешно считать, например, реки и нефть земли – лимфой и кровью Планеты; И с самых новейших позиций сегодня уже не отказывают  этой бедной Планете в том, чтобы считать её живым организмом планетарного масштаба.

При этом, именно на такой парадигме, все грамотные учёные сегодня (кроме абстрагировавшихся от всего живого математиков) строят более адекватное и истинное познание окружающего мира, чем это воображал себе Аристотель и иже с ним. И считают эту позицию более чем подходящей для прогресса человечества.


А.И. Щетников:

Если следовать этому тезису, научное содержание "Досок Судьбы" должно быть выделено и проанализировано отдельно, независимо от формы его словесного выражения.


А. А. Корнеев:

Итак, критик делает посыл о необходимости расчленения  «Досок судьбы» и вычленения из него «научного» содержания для дальнейшего анализа и препарирования.

Весьма старая метода. Как дети не умеют (ибо так они учатся!) познавать двигающиеся  («как живые») игрушки иначе, как их взламывания по частям и винтикам (пока их не научат познавать иными способами), так и в науке до сих пор торжествует принцип приоритета анализа над синтезом. Бесчисленное количество живых существ погибли (были умерщвлены) «ради прогресса науки» и просвещения мозгов учёных, но учёные так и не научились думать иначе.  Учёные до сих пор не синтезировать хотя бы одного, самого примитивнейшего микроба! Более того, они и не учатся! И живым примером как раз этого порочного подхода служит призыв нашего критика к препарированию творчества В. Хлебникова. Разумеется, во имя науки!

Чего же им не хватает? Жертв?, времени?, денег?, образования? Нет, им не хватает умения ПОНИМАТЬ суть вещей в их целостности. Плоское мышление пасует даже перед трёхмерностью. Куда уж им понимать 20 – ти - мерие целостности В. Хлебникова! А тем более тогда, когда реальность отображает не стандартный, идеологизированный под Аристотеля человек, а Поэт с душой и пытливым желанием найти Истину. Ту, которую такого рода критики никак не могут впустить в свой «узкий математический мирок».


А.И. Щетников:

С другой стороны, для современного литературоведения характерна установка, выраженная, к примеру, Н. Башмаковой: "Текст Хлебникова – всё, написанное Хлебниковым" [Башмакова, 1987, с. 44].


С этой точки зрения "Доски Судьбы" должны быть поняты и осмыслены как целостное художественное произведение, независимо от объективной истинности их "научной составляющей".


"Художественность" произведения здесь существенна – ведь если бы аналогичные "формулы времени" выписал не Хлебников – крупнейший и своеобычнейший русский поэт начала XX в., искусство которого вызывает и сегодня множество споров, а какой-нибудь ничем иным не примечательный деятель "народной науки" (каковых на свете, между прочим, великое множество), то никто не стал бы этими формулами интересоваться, писать о них статьи и собирать научные конференции.

А. А. Корнеев:

Соблюдая моветон на чужом поле, наш критик делает вид, что он что-то понимает в понятии «художественная целостность произведения». Однако, это только имитация понимания, поскольку сразу же наш Критик передёргивает логическю цепочку.

Мол, вся «канитель» с теорией Времени В. Хлебникова – только лишь из-за его знаменитости, как Поэта. А буде это простак из народа – никто бы и внимания не обратил бы на эти «бредни»!

Получается «псевдо - признание» художественности и целостности! И не по существу дела, а по обстоятельствам признанного своеобычия поэта. Смахивает на лицемерие.

Где же Ваша логическая последовательность, критик вы наш?

В этом логическом кульбите, как в капле воды отражается попросту - высокомерие и небрежение «математика» к тому, что НЕ они сотворили, НЕ ими признано, НЕ ИХ человеком предложено и, наконец, страстное желание принизить ради своего «паблисити» саму Истину. Истину, которая сама выбирает своего носителя и глашатая. А также формы и место его проявления в мире. Или Вы с этим никак смириться не желаете?

Можно задать вопрос нашему критику и гораздо острее – «А сами-то Вы, теорию Времени создали?». Как же так, вы ж такой…. Сами знаете, какой!

Не счесть в творчестве (и в самой науке!) примеров рождения великих идей, изменивших мир и сознание людей, которые НИКАКОГО отношения к официальным кругам и  наукам, вроде математики, вообще не имели. Но они и творили не по «цеховым понятиям».

Довод нашего критика и здесь – не более, чем словесный «флуд» (прошу прощения за жаргон!). Этот «флуд», однако, преследуюет вполне явную цель - утвердить старый как мир принцип «Что дозволено Юпитеру, то не дозволено Быку!».

Устами нашего критика глаголит обеспокоенная вниманием широкой публики к теории Времени В. Хлебникова «математическая мафия», теряющая свой контроль над процессом познания социально значимых открытий.


А.И. Щетников:

Эти две стороны дела задают проблему, которую при изучении "Досок Судьбы" невозможно обойти. Настоящая статья – это всего лишь одна из попыток её обсуждения. Но на некоторые важные для хлебниковедения вопросы я попытаюсь дать в ней определённый и по возможности исчерпывающий и обстоятельный ответ.


А. А. Корнеев:

Будет очень прискорбно, если и далее такие «критические» статьи будут туманить мозги  настоящих исследователей истины, воспринимающих истину в целом. Никто не против математики и её участия, но стоит ли при этом раздирать Хлебникова на части? Не правильней было бы конструктивное ЦЕЛОСТНОЕ понимание и соучастие?

Когда же представители разных линий и подходов к осмыслению новых истин научатся СОтрудничать, а не поучать друг-друга, как дети в песочнице.

Никто не давал математикам Право на истинность в последней инстанции!

Тот же А. С. Пушкин в тысячу раз более прав в отражении своего времени, чем  тома и фолианты экономического, политического и прочих аналитических трудов, ибо лаконично вскрывают душу современных ему людей и государства.

И вообще, кто дал этому критику ПРАВО вносить на суд хлебниковедов (не замешанных, кстати, в растерзании никаких математиков и физиков!) раскольническую и подрывную статью,  а также давать ИМ…определённые, обстоятельные и …исчерпывающие ответы?    Даже пытаться не стоило! Это – не конструктивно!


А.И. Щетников:

2. "Живые величины времени" и многочлены двоек и троек.


Основной тезис Хлебникова, относящийся к "законам времени", выражен в следующих словах:

  • "Я понял, что время построено на степенях двух и трёх, наименьших чётных и нечётных чисел.
  • Я понял, что повторное умножение само на себя двоек и троек есть истинная природа времени...
  • Там, где раньше были глухие степи времени, вдруг выросли стройные многочлены, построенные на тройке и двойке, и моё сознание походило на сознание путника, перед которым вдруг выступили зубчатые башни и стены никому неизвестного города...
  • Я не выдумывал эти законы: я просто брал живые величины времени, стараясь раздеться донага от существующих учений, и смотрел, по какому закону эти величины переходят одна в другую, и строил уравнения, опираясь на опыт" [ДС, с. 11].
    Число примеров, приводимое Хлебниковым для подтверждения этого "опытного закона степеней двоек и троек", поистине огромно.

А. А. Корнеев:

Остановимся на этом пассаже нашего критика.

Перечислены почти все посылы В. Хлебникова к обоснованию его теории Времени.

Но, как подтвердится ниже, пропущен самый главный посыл поэта: «…Я вновь говорю:  Не события делаются временами, а времена делают события…».

Нарушая логику своего же  полемического выступления, наш критик искусственно ставит вопрос в рамки СВОЕГО понимания, игнорируя суть и смысл, которые вкладывал критикуемый им автор (В. Хлебников).

Что толку «бить блох» на живом теле В. Хлебникова, если критик или не понимает (или делает вид, что не понимает), что суть математических поисков В. Хлебникова как раз таки и состояла в поиске ОСМЫСЛЕННЫХ и математически достоверных (с приемлимой, для ручного счёта (!) точностью)?

Если он не имел компьютера и Интернета при своём поиске, то он имел другое неоспоримое преимущество перед данным критиком – он искал в неведомом, он творил. И, безусловно, в этом Неведомом он имел право на грамматические ошибки.

Но роет ли наш критик в таком же Неведомом, как Хлебников? Нет, он «роет» (причём с трудом) в том, что сотворил только один, очень молодой и талантливый человек. Всё сделавший за свои короткие 37 лет!

«Воистину, кто не может творить – тот вытворяет!» (афоризм мой - А. К.)


А.И. Щетников:

Вот лишь некоторые из них:

"День битвы при Мукдене 26.II.1905, когда было остановлено движение русских на восток, начатое взятием Искера дружиной Ермака, был через 310 + 310 = 2 · 310 после взятия Искера 26.X.1581 г.


Битва при Ангоре 20.VII.1402 г., положившая предел передвижению на запад монголов, твёрдый порог, была через 310 после мощного успеха татар, взятия ими Киева 6.XII.1240 г., этого начала наступления востока, когда восток, обращаясь к западу, снял с себя боевое забрало.


Куликово поле 26.VIII.1380 г. остановило движение народов востока на запад, этих волн гунн, славян, мадьяр, половцев, печенегов, татар.


Но оно наступило через  311 + 311 = 2 · 311 после взятия АЛАРИХОМ Рима 24.VIII.410 года, когда Рим был сравнен с прахом.


Взяв Царьград в 1453 году, турки положили предел древнегреческому тяготению на восток. Но это событие, гибель греческой столицы, произошло через 4 · 311 после 487 года до Р. Хр., когда разбив персов, греки хлынули на восток.


Римское движение на восток началось около 30 года (4.VIII.30 [до Р. Хр.] ОКТАВИАН взял Александрию), когда Рим сделался господином Средиземного моря и покорил столицу Востока Александрию. Этот год был расцветом Рима, существенным шагом на Восток; через 311 дней наступил 455 год (12.VII.455), год гибели и разрушения Рима. Восток выбил шашку у своего противника.


Болгария была завоёвана турками в битве при Тырнове 17.VII.1393 года; через 311 дней её посетило обратное событие: она получила освобождение на Берлинском договоре 13.VII.1878" [ДС, с. 13].


Я специально пересчитал все эти интервалы и убедился, что подборы одних временных промежутков произведены здесь с точностью в один день, других – в несколько дней.

При этом обнаружился один примечательный факт, на который, насколько мне известно, никто до сих пор не обратил внимания. А именно, в случае двух пар событий, разделённых началом летосчисления от Рождества Христова, Хлебников в своих подсчётах забыл учесть, что за 1 годом до н. э. сразу же следует 1 год н. э. и никакого "нулевого года" не вводится. В результате он допускает регулярную для всех этих случаев ошибку, увеличивая действительный промежуток времени на один год. (В точности такая же ошибка в один год допущена и в расчётах, содержащихся в IV плоскости сверхповести "Зангези".)

Получается, что часть подобранных Хлебниковым интервалов вовсе даже не соответствует тем законам, на существовании которых он настаивает, в то время как сам он думает, что имеет дело с многочисленными примерами осуществления этих законов. Во всяком случае, эта ошибка заставляет нас и во всех прочих случаях быть настороже – рассматриваемая материя слишком располагает к тому, чтобы выдавать желаемое за действительное.


А. А. Корнеев:

И, вот, «долгожданная победа» нашего критика – он торжествует, ибо нашёл систематическую ошибку в расчётах В. Хлебникова, за которой делает вывод совершенно не соответствующий уровню его «находки».

Критик призывает всех нас … во всех прочих случаях быть настороже – рассматриваемая материя слишком располагает к тому, чтобы выдавать желаемое за действительное….

Нет спора в том, что систематические ошибки могут быть чреваты последствиями.

Однако, помнит ли, наш критик, что систематическую ошибку имеет и мировое время, измеряемое аж атомными часами? Помнит ли он о систематических ошибках в космической навигации и пресловутой «научной метеорологии»?

Прежде чем пугать нас ошибками В. Хлебникова, причём в целом(!), не проще было бы на себя оборотиться? Кстати, почему бы нашему критику не написать статью, где ошибки датировок В. Хлебникова будут им скорректированы с учётом всей мощи математической хронологии? И поскольку он этого не делает, становится ещё очевиднее роль его статьи – неконструктивная  критика!


А.И. Щетников:

И всё-таки предъявленный массив результатов впечатляет читателя своей необычностью даже при наличии указанной выше ошибки: как это получается, что отстоящие друг от друга на сотни лет события согласуются друг с другом с точностью до нескольких дней?


А. А. Корнеев:

Замечательное признание критика, самостоятельное, но почему-то без цифр, подтверждающих очень высокую точность прогнозов (расчётов) В. Хлебникова, составляющую дни на интервалах  в сотни лет! Однако, мы напрасно будем радоваться признанию критика. И это вытекает из его следующих его пассажей.


А.И. Щетников:

Однако я хочу показать, что ничего загадочного и таинственного в этих фактах нет; и какой бы "закон времени" мы ни постулировали, для его подтверждения всегда найдётся достаточное количество примеров.


Дело в том, что датированных исторических событий происходило гораздо больше, чем это может поначалу показаться; во всяком случае, их вполне достаточно, чтобы можно было подобрать среди них такие, которые были бы разделены нужным интервалом времени и образовывали при этом "смысловую пару".


А. А. Корнеев:

Итак, наш критик если прямо не обвиняет  В. Хлебникова в подлогах, то намекает на возможность подтасовке в корыстных (как мы увидим в конце статьи этого критика) целях. В целях «создания театра самого себя».

Такое суждение о других (о возможном подлоге данных) некоторые люди делают исходя из собственных потенциальных наклонностей.

У нашего критика нет  никаких фактов для обвинения В. Хлебникова в подтасовках данных, но у него хватило «воспитанности», чтобы бросить тень и на самого В. Хлебникова и на его труд. Всё это очень и очень характеризует как сам подход критика, так и его самого, хотя не хотелось, видит Бог, переходить на личности. Но, критик – сам «подставился» и сам раскрыл своё моральное нутро.

А.И. Щетников:

Для своих изысканий я взял рассматриваемый Хлебниковым период в 311 = 177147 дней = 485 лет + 1 день. За полчаса поисков в Интернете мне удалось отыскать три подходящих примера, толкование которым на принятом в "Досках Судьбы" языке читатель может дать самостоятельно:


18.IX.1454 в начале Тринадцатилетней войны польское шляхетское ополчение было разбито тевтонскими рыцарями в битве под Хойницем, а 17.IX.1939 советские войска перешли границу с Польшей и почти без боя захватили её восточные области.


22.VI.1456 битва у Белграда закончилась полным поражением турок, а 22.VI.1941 фашистская Германия напала на СССP.


29.V.1460 года пала Мистра, последняя византийская территория, завоёванная османами, а 9.V.1945 СССР завершил войну против Германии".


Надо думать, что какое-то количество таких пар удастся подобрать ещё, стоит лишь потратить на это дело побольше времени (тем более, что Интернет позволяет вести подбор данных с относительно высокой скоростью).


А. А. Корнеев:

А теперь, (см. выше) вторая «находка» нашего критика, а именно т.н. «доказательство от противного». Если я сумел подогнать результаты под «ложную теорию Времени В. Хлебникова», то, «значит», и сам В. Хлебников ЭТО СДЕЛАЛ !

Перед нами -  классический пример «умывания грязью».

В мире мошенников и проходимцев подлоги и обманы – совершенно обычная вещь. И все это знают. Но кто дал основания нашему критику переносить «понятия» этого мира в мир творчества и искусства, да и в мир науки тоже?

По существу теории Времени В. Хлебникова нашим критиком не сказано НИ СЛОВА, а вот грязи, подозрений и грубых обобщений вылиты уже ушаты!


А.И. Щетников:

И степени тройки здесь совершенно ни при чём: читатель сам может взять какой-нибудь интервал, например в 208 лет + 12 дней, или ровно в 57 лет, или в 20 лет + 35 дней, и попробовать подобрать для него "событийные пары". Если он целенаправленно проведёт хотя бы один вечер поисков, он найдёт достаточно примеров.


А. А. Корнеев:


Итак, наш критик вполне изобличился сам, а теперь призывает и всех нас присоединиться к нему, чтобы подделывать, подделывать и подделывать, паразитируя на «славе ниспровергателя аж самого Хлебникова». Герострат, пожалуй, здесь отдыхает!

Но, тогда спрашивается, а  почемубы(с такими «способностями» и наклонностями!) нашему критику самому бы не войти в круг Великих поэтов, слепив нечто правдоподобное (из Интернета) в сфере математики или в сфере поэзии, соорудив тем самым «Театр самого себя, театр А.И. Щетникова»? Ан нет, не тянет наш «критик» на такую судьбу!


А.И. Щетников:

3. "Город тройки на небе".


В третьем листе Досок Судьбы ХЛЕБНИКОВ рассматривает числовые ряды, образуемые сложением последовательных степеней троек:


An = 1 + 30 + 31 + ... + 3n-1.


n 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11
3n-1 1 3 9 27 81 243 729 2187 6561 19683 59049
An 2 5 14 41 122 365 1094 3281 9842 29525 88574

Утверждается, что "на этой игре нисходящих рядов построены и времена светил внешнего пояса солнечного мира, то есть они ветки того же дерева, откуда растёт год из корня суток, переставая быть сутками. Он растёт утраиваясь, кольцами, повторным взлётом на следующую ступень" [ДС, с. 44].


Хлебников показывает, что все времена обращения планет внешнего пояса вокруг Солнца, выраженные в земных сутках, можно представить как суммы некоторого набора An, где одни слагаемые берутся со знаком "+", а другие – со знаком "-", и быть может, ещё приходится вычитать единицу:


Земля 365 = А6,
Марс 687 = A7 - A6 - A4 - 1,
Юпитер 4332 = A8 + A7 - A4 - A1,
Сатурн 10759 = A9 + A7 - A5 - A4 - A3,
Уран 30688 = A10 + A7 + A5 - A4 + A3 + A1,
Нептун 60181 = A11 - A10 + A7 + A4 - A1 - 1.

В связи с этим обстоятельством в третьем листе "Досок Судьбы" много говорится про "пастухов неба", занимающихся "делом управления вселенной".

Но попробуем разобраться, кто и кем здесь в действительности управляет.


Во многих сборниках занимательных задач имеются две задачи следующего содержания: (а) "Имеется набор гирь весом 1, 2, 4, 8, 16, 32, 64 г.


Докажите, что если гири можно класть только на одну чашку весов, то с помощью этого набора можно отвесить любой целочисленный груз от 1 до 127 г". (б)


"Имеется набор гирь весом 1, 3, 9, 27, 81, 243 г.

Докажите, что если гири можно класть на обе чашки весов, то с помощью этого набора можно отвесить любой целочисленный груз от 1 до 364 г".


Первая задача связана с представлением чисел в двоичной системе счисления, где используются цифры {0, 1}; вторая – со своеобразным вариантом троичной системы, где используются не цифры {0, 1, 2}, но цифры {1, 0, -1}.


Из этих задач следует, что любое натуральное число можно представить в виде (а) суммы некоторого набора степеней двоек; (б) суммы некоторого набора степеней троек, где одни слагаемые берутся со знаком "+", а другие – со знаком "-".


К примеру,

365 = 28 + 26 + 25 + 23 + 22 + 20 = 36 - 35 - 34 - 33 - 32 - 31 - 30.

Схожим образом нетрудно доказать, что любое натуральное число может быть представлено в виде определённой выше суммы An, быть может – за вычетом единицы.


Поэтому человек, обнаруживший на опыте, что некие специальные числа представимы в виде таких сумм, в действительности не открыл бы ровным счётом ничего, ибо в этом виде могут быть представлены все натуральные числа.


В частности, для внутренних планет имеют место соотношения

Меркурий 88 = A5 - A4 +  A2 + A1,
Венера 224 = A6 - A5 - A3 - A2.




А. А. Корнеев:


Я не тронул ни одного слова из «критики» А.И. Щетникова, приведённой выше.

Я трону только заключительный вывод «критика» о том, что В. Хлебников … «в действительности не открыл … ровным счётом ничего, ибо в этом виде могут быть представлены все натуральные числа…».

Следуя этой логике НИКАКИЕ открытия никаких учёных (как в прошлом, так и в будущем) использующие способы представления…. любых натуральных чисел в виде суммы некоторого набора степеней двоек, либо в виде суммы некоторого набора степеней троек ( где одни слагаемые берутся со знаком "+", а другие – со знаком "-") , ….  не открывают ровным счётом ничего. Так утверждает наш критик!

Что ж! Мы можем поздравить нашего критика  с ЗАКРЫТИЕМ целых  отраслей науки и целых научных дисциплин.

А если это не так, то наш критик был обязан, по крайней мере, обосновать справедливость (и граничные условия) применения своего математического «перла» в этой сфере познания и по данному делу конкретно. Если он, конечно же, «настоящий» математик и почитатель В. Хлебникова.

Но, могу всех уверить, он этого никогда не сделает, потому, что выхватывает математику В. Хлебникова из целостности его произведения, как обычно выхватывают отдельные слова из контекста, желая придать им совершенно противоположный смысл.


А.И. Щетников:


4. Уравнения времени.


В третьем листе Досок Судьбы Хлебников описывает подобранные им формулы, которые при подстановке в них нескольких последовательных значений целочисленного параметра n дают некоторую известную из опыта последовательность числовых данных.


А. А. Корнеев:

А эти слова критика: «..подобранные им формулы» - это уже всходы «зубов дракона» на удобренной и вспаханной им чужой (!) территории творчества В. Хлебникова. Маски сброшены. Начинается расправа. Понаблюдаем, как именно делает это наш лукавый критик.


А.И. Щетников:

Например, рассматривается уравнение обращения спутников Юпитера


Х(n) = 42 · 2n-1 + 2n2 - 2n - 2 - 22 - 2n + 1.


Округляя с точностью до целой части, получаем X(1) = 42, X(2) = 85, X(3) = 171, X(4) = 401, что даёт времена обращения четырёх "больших" спутников Юпитера, выраженные в земных часах [ДС, с. 52].


Важнейшие признаки, отличающие науку от её имитаций, – это способность предсказывать новые факты и сводить уже известные факты в единую теоретическую систему. Наука может начинаться с опытных обобщений, но построение опытных обобщений не может быть её конечной целью.


К примеру, таблица Менделеева была построена как опытное обобщение известных фактов, касающихся атомных весов и химических свойств элементов. Однако её ценность заключалась не только в упорядочивании этих фактов, но в её предсказательной и объяснительной силе.


"Уравнения времени" обладали бы предсказательной силой, если бы они давали новые результаты за пределами тех опытных данных, на основе которых они были составлены. К примеру, по предложенной Хлебниковым формуле можно вычислить следующее значение X(5) = 8865 – но оно не соответствует никаким наблюдаемым явлениям.

Можно сказать, конечно, что если бы у Юпитера был пятый "большой" спутник, то согласно "уравнению времени" его время обращения было бы равно 8865 часов – но это утверждение, увы, абсолютно непроверяемо.


А. А. Корнеев:

Итак, перечислим в ясной, русской форме критические посылы нашего критика, который поучает сообщество (пусть даже просто навязывает /высказывает/ правила и способы научного познания). Каковы эти Правила?

1.     Настоящая наука (не имитация) предсказывает новые факты

2.     Настоящая наука сводит новые факты в единую теоретическую систему

3.     Настоящей науке великодушно дозволяется начинать с опытных обобщений

4.     Настоящей науке запрещается задерживаться на опытных обобщениях

5.     Настоящая наука должна обладать объяснительной силой

6.     Настоящая наука не является таковой, если предсказываемые ей факты не обнаруживаются, как явления.


Даже жалко стало нашего «критика» за то, что он так подставляется. Он сам виноват и я не оставлю ему возможности выкрутится, применяя все его «наставления» к нему самому!

Тем, кто читал В. Хлебникова, известно какое огромное количество дат в истории человечества связал своими выкладками В. Хлебников. В том числе и в будущем (например, 1917 г или 1980 г). Известная формула времени В. Хлебникова вполне плодотворно, причём не хуже прогностических алгоритмов длинных волн Кондратьева и алгоритмов рынка Форекс, работает на финансовых рынках, а также на ниве персональных прогнозов («Предсказатель Хлебникова).

Так, что п.1 «критики» попал «пальцем в небо»!

Теперь, что касается объединения новых фактов в единую теоретическую систему. Тезис формально правильный! Давно пора теорию Времени В. Хлебникова развивать, как нормальную науку, а не давать её трепать, «как тузик грелку» всяким там «тузикам»!.

Давно пора предъявить счёт философам и математикам с физиками за то, что вот уже почти 100 лет они не удосужились понять неординарное Открытие В. Хлебникова. Но их ещё можно немного простить. Все они все живут под догмой о том, что числа не имеют качеств и имеют не определяющую, а утилитарно-прикладную роль в нашей жизни.

И до тех пор, пока они, хотя бы в принципе, не допустят такую «еретическую» мысль, они всегда будут выступать, в роли Инквизиции, а не соратников и сотворцов. Это – их карма!

Наш  критик ссылался на авторитет Аристотеля, но ни одним словом не упомянул об авторитете Пифагора. Почему? Да просто потому, что вся современная математика выросла из арифметики Пифагора и отрицать его – значило бы рубить сук, на котором сам сидишь. Правда «критик» запамятовал лукаво, что Хлебников и Пифагор были абсолютно солидарны в понимании и роли и значения числа. Наш критик «забыл» про это.

А с этих позиций у нашего математика никакой «критики» не получилось бы вообще. Потому и вылезла наружу «пузатая фигура умолчания». Такая пузатая, что воспринимается, как риторический ответ на все его «глубокомысленные» вопросы самому себе.

Вывод: Посыл «критика» № 2 – мыльный пузырь!


Следующий посыл о сути и задачах настоящей науки состоял (см. выше) в любезном дозволении новой науке (сиречь – теории Времени Хлебникова) начинаться с опытных обобщений.

Но, терпение «критика» кончилось, как только интерес к этой теории перерос в увлечение ею масс. Поэтому «критик» (ради чистоты науки!) решил прекратить «мучения» новорожденной науки самым простым способом – «подушкой на лицо».

Потому, как – она не «соответствует» и задержалась в своём самостоятельном развитии.

Как всегда! Папаша в воспитании не участвует, но, он  знает - что правильно и что следует делать! Он же и подушку младенцу принёс!

Вывод: посыл №3 не только пустой, но и издевательский.


Следующий посыл – про объяснительную силу новой науки.

Для начала я должен проинформировать читателей, что такая могучая наука, как математика (кстати, неизвестно почему и кем сочтённая настоящей наукой) рожает и рожает всё новые и новые формулы и выражения, квазифизического и псевдо - объективного значения, но смыла оных математики (в подавляющем числе случаев) не знают, хотя именно они являются родителями  этих чудищ.

Очень редко, ради большого дела ,и под влиянием больших аргументов (а также больших денег!) математикам удаётся сконструировать нечто прикладное, полезное и понятное (в том числе и для физических нужд). Но, в целом,  КПД (эффективность) практического использования их теоретических познаний (математиков) едва ли больше 0,01 процента.

А вот действительной и максимально полной востребованностью пользуются идеи и методы Пифагора, о котором не вспомнил наш лукавый «критик», но которого так ценил и уважал В. Хлебников.

Ко всему прочему не счесть примеров того, как математика и физика годами и столетиями пытаются что-либо объяснить, но с каждым годом число объяснений не только увеличивается, но и меняется по смыслу. И это – в порядке вещей, это у них  - нормальный процесс познания, который они дозволяют себе, но не признают у других!

А кому, спрашивается, нужны их объяснения, которых - «семь пятниц на неделе»? Эти объяснения совсем часто опровергают друг друга и, таким образом, никак не могут претендовать на звание «теоретической базы настоящей науки» (по определению всё того же, нашего «критика»)


Последний посыл – о необходимости фактического наличия предсказываемых явлений. Не припомнит ли уважаемый «критик» сколько сил, денег и времени  угрохано на открытие 118 элемента таблицы Менделеева? И сколько было подлогов и мошенничеств – ради славы?…

Не припомнит ли наш «критик» сколько безрезультатных тысяч человеко-часов потрачено на решение великой теоремы Ферма, значение которой и практическое применение которой в народном хозяйстве нашей страны ДАЖЕ НЕ ОБСУЖДАЕТСЯ!

Не скажет ли уважаемый «критик» каков практический и однозначный прогноз (предсказание) математиков относительно внезапно исчезнувшей кометы Биела, которая идёт (теперь «втёмную!) к земле и грозит нам всем Апокалипсисом?  (в 2012 г)?

Где и каковы доказательства Вашей науки? И кого конкретно надо будет привлечь к ответственности за ваши  неверные прогнозы, за то, что результатом ваших предсказаний могут явиться несуществующие уверения в безопасности ситуации? Если мы останемся живы? А теперь,  – есть ли смысл продолжать с вами полемику о бесполезности прогнозов В. Хлебникова? Сами подумайте!

Вывод: Как и любому «врачу»  Вам, уважаемый критик, пришедшему сюда поучать и наставлять, надо, прежде всего, самому излечиться!  Если, конечно, Вы не научитесь применять свои потенции к СО-творчеству!


А.И. Щетников:

Далее, для данного упорядоченного набора чисел {42, 85, 171, 401} может быть написана не одна, но бесконечно много формул, которые при подстановке в них значений n = 1, 2, 3, 4 примут именно эти четыре значения.

Математикам этот факт хорошо известен. В этом отношении интересна "Онлайн-энциклопедия целочисленных последовательностей" [Sloane 2006], содержащая более ста тысяч числовых последовательностей, порождённых по некоторому определённому правилу.

Работая над этой статьёй, я ввёл в качестве запроса приглянувшееся мне начало последовательности 1, 3, 8, 25 – и получил двадцать пять различных продолжений, причём все они обладают для математиков определённой "индивидуальностью", строятся по "интересным" для той или иной математической теории законам.


А. А. Корнеев:

Этот фрагмент я прокомментировал бы с конструктивной позиции. Почему бы Вам, уважаемому критику, не пожалевшему времени на Интернет-изыскания ПРОТИВ ХЛЕБНИКОВА, не искупить свою вину  перед гением тем, чтобы разыскать такие алгоритмы, которые закономерно и красиво (с присущей этим алгоритмам индивидуальностью!) описывают хлебниковские даты. Почему бы Вам не заняться всерьёз этой проблемой, которой занимался не жалея ни сил, ни и времени 37 – летний гений. Почему бы Вам не продолжить ДЕЛО Хлебникова?

Почему бы не выявит исторически и строго математически связность именно этих явлений среди массы подобных. И не выработать, заодно, чёткие  критерии различения истинных смысловых пар от ложных?

Кто бы Вам тогда не был благодарен и признателен! А что, не СЛАБО?

Или, всё – таки, СЛАБО?!


А.И. Щетников:

5. Хлебников и Кант.

Настоящая наука о природе использует математические формулы, прежде всего как язык, выражающий связи, содержащиеся в идеальных моделях. "Правильность" той или иной математической формулы определяется не только её соответствием опытным данным, но также и её встроенностью в теоретическую систему.


Как писал Иммануил Кант в Критике чистого разума,
"естествоиспытатели поняли, что разум видит лишь то, что сам создаёт по собственному плану, что он с принципами своих суждений должен идти впереди согласно постоянным законам и заставлять природу отвечать на его вопросы, а не тащиться у неё словно на поводу, так как в противном случае наблюдения, произведённые случайно, без заранее составленного плана, не будут связаны необходимым законом, между тем как разум ищет такой закон и нуждается в нём.


Разум должен подходить к природе, с одной стороны, со своими принципами, сообразно лишь с которыми согласующиеся между собой явления и могут иметь силу законов, и, с другой стороны, с экспериментами, придуманными сообразно с этими принципами для того, чтобы черпать из природы знания, но не как школьник, которому учитель подсказывает всё, что он хочет, а как судья, заставляющий свидетеля отвечать на предлагаемые им вопросы" [КЧР, с. 16].


Позиция Хлебникова решительно направлена против Канта и его философии. "Первые мои опыты были выпадами против Канта; я был яростный противник Канта, как этого и требует место моего рождения по отношению к его рождению. Однажды я пожелал, чтобы его учение обратилось в чёрный сухой цветок пепла" [ДС, с. 98].


Верно то, что выпады Хлебникова против учёного кантианства с его априорными понятиями ньютоновского абсолютного пространства и времени были созвучны идейным и методологическим установкам новой физики.


Однако кантианство содержит в себе нечто большее, чем априоризм трансцендентальной эстетики, а именно, оно философски осмысляет общую для всей новоевропейской науки установку на конструирование объекта. В этом смысле любой настоящий учёный остаётся рационалистом, и эта конструктивная установка объединяет физику Ньютона с современной физикой.


Что касается Хлебникова, то, похоже, что методический конструктивизм науки был ему чужд и неприятен. Однако, вне рамок этой методической установки всякая научная истина оборачивается своей противоположностью, то есть мифом.


А. А. Корнеев:

Попробуем и здесь увести «тень» с плетня» и переложим витьеватые претензии «критика» на русский язык:

1.     Настоящая наука, прежде всего, имеет язык, выражающий связи  в идеальных моделях.

2.     Правильность формул определяется не только опытными данными, но и их встроенностью в теорию.

3.     Хлебников был против Канта и его философии  с априорными понятиями «ньютоновского» абсолютного пространства и времени, что было созвучно методологическим установкам новой физики.  

4.     Кантианство хорошо тем, что философски осмысляет общую для всей новоевропейской науки установку на конструирование объекта


Пункт №1 просто не имеет отношения к теории Времени Хлебникова. Просто потому, что она до сих пор не разрабатывалась. К тому же язык чисел и исторических событий, причём связанных смыслом, это вообще новая страница в мировой науке, к которой и подступов то не известно. И, таким образом обвинения «критика» - пустой звук в данном вопросе.

Пункт №2. Ответ частично содержится выше. Ещё нет настоящей науки по разработкам теории Времени В. Хлебникова. Нет и развитой теории, которая в принципе не может строиться по известным меркам «расчленяй чужое  и защищай своё». Это синтетическая по своей природе теория нового типа.

Пункт №3. Не только Хлебников, а также современная ему физика, были против Канта. И та же картина торжествует и в современной нам физике. А, значит, В. Хлебников был прав и тогда и теперь. Чего наш критик открыто признать не желает даже сегодня!

Пункт №4. Наш критик разделяет кантианство потому, что оно, мол, философски осмысляет общую для всей новоевропейской науки установку на конструирование объекта. Первый раз слышу об этой искусственной «новоевропейской научной установке».

Но, посмотрим внимательнее (по существу) из чего состоит эта «конструктивная позиция» (через слова самого  критика!):

  • Плохо (по мысли критика), что разум видит лишь то, что сам создаёт по собственному плану,
  • Правильно, если (по мысли нашего критика), он (разум) с принципами своих суждений будет идти впереди, согласно постоянным законам  (?!).
  • Надо (по Канту) …  заставлять природу отвечать на его (учёного – А. К.) вопросы, а не тащиться у неё (Природы – А.К.) словно «на поводу».
  • Нельзя (по «критику и Канту) вести  наблюдения, произведённые случайно, без должной связи с заранее составлены планом и  законом (?! – А. К.).

Во-первых , к счастью, не у всех учёных такие мозги, которые видят лишь то, что создают их руки. Весь прогресс любой науки зиждется как раз на обратном, на обнаружении и осмыслении того, чего никто ещё не увидел и не объяснил.

Откуда такое ограниченное представление о мышлении учёных у нашего критика – вообще непонятно.

Более того, совсем непонятно какое отношение эти выпады имеют к Хлебникову.

Получается, что у В. Хлебникова должен был существовать некий заранее составленный план и закон, после чего он мог бы правильно настроить свой разум.

Ну, это же  совсем бред!

Во вторых, где же взять такие правильные законы для разума, чтобы идти со своими суждениями впереди тех самых неведомых никому правильных законов Природы (это законы Канта?). А я, вот, хорошо помню, что наш дворник этих законов не утверждал!

В третьих, снова «выглядывают знакомые уши» - заставлять Природу, не тащиться у природы на поводу, а как судья, заставлять Природу (в роли свидетеля) отвечать на предлагаемые ей  вопросы… Мичуринец Вы наш… Вы не заметили! Это время ушло. Листья дуба уже не растут … на ясене!

Когда же выйдет вон (из научных голов)  глупая мысль о том, что они – властелины Вселенной, что они мудрее Природы и поэтому, якобы, могут сидеть в судейских мантиях над её законами.

Насколько же Велимир Хлебников, сын орнитолога, математик и физик, Поэт милостью Божией, был мудрее всех вас таких…..  


А.И. Щетников:

6. "Доски Судьбы" как "театр для себя".


На мой взгляд, вернее всего будет охарактеризовать "Доски Судьбы" Велимира Хлебникова как авторский миф, или, если воспользоваться выражением Н.Н. ЕВРЕИНОВА, как "театр для себя".


Да ещё какой театр! – ведь в нём классическое требование единства места, времени и действия безусловно выполнено, поскольку он замыкает в себе весь пространственно-временной и событийный космос.


Но ждать от такой "игры более чем всерьёз для себя", что она может стать "игрой всерьёз для других", – это, пожалуй, было бы слишком смело. Читатель может восторгаться странным своеобразием увиденного-придуманного Хлебниковым мира – но этот мир и эта игра замкнуты на себя и не допускают размыкания вовне.


Можно, конечно, читать "Доски Судьбы" так, как если бы "законы времени" существовали, – но это чтение будет сродни чтению какого-либо сборника мифов, например "Малой Эдды


А. А. Корнеев:

После разбора всех изложенных выше «измышлизмов» нашего критика о творчестве Хлебникова и о его взглядах на законы Времени, апофеозом звучат строки о том, что этот как бы не очень щепетильный поэт, способный, как бы,  на подтасовки фактов и ничего, как бы, не смыслящий ни в математике, ни в философии Канта, оказывается (по мысли нашего Критика) был - банальным мистификатором (типа графа Калиостро).

Оказывается, что он… соорудил театр самого себя…, для убедительности таскал с собой все свои расчёты и записи в наволочке из-под подушки, а в довершении всего своего спектакля специально умерший в 37 лет от роду, чтобы продолжить плеяду мёртвых молодых гениев….!

По моему мнению, такая точка зрения этого «критика» В. Хлебникова – ничем не прикрытый цинизм  и желание утолить желчь своего софистического склада ума.

А, возможно, этот человек просто захотел, чтобы его, наконец – то  заметили…

И его действительно его заметят! Смею надеяться, надолго.  


А.И. Щетников:

Впрочем, есть и различия: в существование Одина и Тора когда-то верил целый народ, а в существование "законов времени" поверил один-единственный человек, воздвигнувший на их основе своё собственное "государство времени".


А. А. Корнеев:

Эта последняя фраза, с претензией быть высеченной на каком-нибудь камне, лучшее подтверждение всеобъемлющей неправоты нашего «критика». Хлебникова знает всё образованное человечество и уже свыше 100 лет. И чем больше проходит времени, тем пристальнее и полнее мы понимаем глубину его творчества. И так будет в будущем.

А вот, про Вас, господин А.И. Щетников, не вспомнит никто… Камень со своими «мнениями» поставьте у себя на даче и тихо любуйтесь им…

Потому, как человек измеряется ДЕЛАМИ, а у Вас их – нет! К сожалению!


------------------------------------------------------------------------------------------------------------

Библиография


Аристотель. Сочинения. В 4 т. М., Мысль, 1976-1983.
Башмакова Н. Слово и образ. Хельсинки, 1987.
Кант И.
Критика чистого разума. Пер. Н. О. Лосского. М., Мысль, 1994.
Хлебников В. Доски судьбы. М., Рубеж столетий, 2000.
Sloane N. J. A.
The on-line encyclopedia of integer sequences.


А. А. Корнеев:  

Список литературы, конечно, маловат. Хлебниковеды вряд ли найдут тут нечто новое для своего развития…


© А.И. Щетников






У Вас есть материал пишите нам
 
   
Copyright © 2004-2017
E-mail: admin@xsp.ru