Добавить в избранное
Структурный гороскоп
Лаборатория
Астрология
Соционика
Циклы истории
Психософия
Психология
Биоритмы
Хиромантия
Сонник
Иллюзии
Народная медицина
Волжская группа
Космопоиск
Media
Психическое выживание
Мировоззрение Новой Эпохи
Новости
Библиотека
Публикации
Гороскопы онлайн
Консультации
Поблагодарить
Рассылки
Баннерная сеть


Версия для печати
Темур Зикириллаевич Каланов
кандидат физико-математических наук,
старший научный сотрудник
Дом физических проблем, г. Ташкент, Узбекистан
t.z.kalanov@rambler.ru
опубликовано на www.xsp.ru 17 декабря 2007 года

Профессор X. Осторожно - не кусается!

Аннотация. Эссе посвящено актуальной проблеме - проблеме роли личности в науке. Обсуждается эйнштейновский вопрос: "Существует ли наука ради самой науки?". Показывается, что бездумный ученый ("профессор X"), отрицающий существование принципиальных ошибок в науке, скрывающий эти ошибки или препятствующий открытой научной дискуссии по проблеме истинности науки, сегодня представляет собой социальное зло.

"Наука создается людьми"
(В. Гейзенберг)

1. Как известно, надпись, сделанная Л.Д. Ландау на дверях своего кабинета в УФТИ, гласила: "Л. Ландау. Осторожно - кусается!". После Ландау "школа Ландау" выродилась в список учеников Ландау. "Ни один ученик не превзошел своего учителя" (А.С. Компанеец). Такая же участь постигла "Копенгагенскую школу", "Геттингенскую школу" и другие школы физиков после ухода основателей школ. "Когда Нильс Бор выступал в Физическом институте Академии наук СССР, то на вопрос о том, как удалось ему создать первоклассную школу физиков, он ответил: "По-видимому, потому, что я никогда не стеснялся признаваться своим ученикам, что я дурак…". Переводивший речь Нильса Бора Е.М. Лифшиц донес эту фразу до аудитории в таком виде: "По-видимому, потому, что я никогда не стеснялся заявлять своим ученикам, что они дураки…". П.Л. Капица (Т.К.: не путать с С.П. Капицей - совершенно другим человеком!) глубокомысленно заметил, что это не случайная оговорка" (А. Ливанова). "Дух Учителя" не вселился в учеников. Еще раз подтвердился принцип системы: "свойства элементов системы не являются следствием свойств системы элементов". Поэтому теперь, в 21 веке, известные физики - ученики "школ" - "не кусаются": их некогда блестящий и критический ум потускнел и переместился в другую часть тела. Сегодня они - "жрецы науки". Как пояснял Ландау, "жрецы науки" жрут благодаря науке. Великие физики - другие: "Я перевидел всех великих физиков. Со всеми, кого я видел, было приятно разговаривать. Ни в ком из них не было и намека на кичливость, важность и зазнайство" (Ландау).

2. Величие Л.Д. Ландау - это величие его духа, величие характера. "Моральные качества выдающейся личности имеют, возможно, большее значение для данного поколения и всего хода истории, чем чисто интеллектуальные достижения. Последние зависят от величия характера в большей степени, чем это обычно принято считать" (А. Эйнштейн). "Ландау никогда ничего не принимал на веру. От Бора унаследовал Ландау демократичность, нелюбовь к чинопочитанию. Он бескомпромиссно воевал с ошибками и свою правоту отстаивал до конца. Если же все-таки убеждался в собственной ошибке, то всегда признавал ее и тогда сразу соглашался с оппонентом" (А. Ливанова). Следовательно, признание ошибок в науке - один из признаков величия характера. Непризнание ошибок - отсутствие признака "величие характера": "обычно новые научные истины побеждают не так, что их противников убеждают и они признают свою неправоту, а большей частью так, что противники эти постепенно вымирают, а подрастающее поколение усваивает истину сразу" (Макс Планк).

3. Как известно, "Курс теоретической физики" - главный итог научно-педагогической деятельности Л.Д. Ландау - настольная книга физиков-теоретиков. "Курс теоретической физики" не посвящен обоснованию теоретической физики и не содержит ошибок, если рассматривать его изолированно от оснований теоретической физики. Другими словами, "Курс теоретической физики" справедлив, если основания теоретической физики не содержат ошибок. "Основания теоретической физики" и "теоретическая физика" - это не одно и то же: это разные аспекты ("базис" и "надстройка") физики, имеющие разные предметы и методы исследования. Исходным пунктом "теоретической физики" является вера в справедливость основ, в незыблемость фундамента: "теоретическая физика" развивает эти "истинные, незыблемые" основы, т.е. возводит "надстройку". А исследователи, которые занимаются "основаниями теоретической физики", подвергают сомнению именно основы, фундамент, "базис" физики и, используя формальную логику и рациональную диалектику, пытаются доказать истинность или ложность основ физики, показать устойчивость или неустойчивость фундамента физики. Как правило, исследование этих аспектов физики требует разного склада (философского или нефилософского) ума, разного способа мышления (например, философского склада ума, способа мышления Бора, Эйнштейна и нефилософского склада ума, способа мышления Ландау, Паули). Сравнивать эти способы мышления и людей, обладающих этими способами мышления, можно только условно (они разного качества!): "гений" (философский склад ума, способ мышления Бора, Эйнштейна) или "талант" (нефилософский склад ума, способ мышления Ландау, Паули). "Талант" оценивается по известной "шкале Ландау". А гения нельзя оценить по "шкале Ландау": гений оценивается по "шкале прогресса Человечества". Гений определяет прогресс науки, а прогресс науки характеризует гения (гениальность его идей).

4. Творческая работа физика нефилософского склада ума (типа Ландау, Паули) состоит в создании, конструировании новых формул (т.е. в "решении задач"). Творческая работа физика философского склада ума (типа Бора, Эйнштейна) состоит в создании, конструировании новых мыслей и идей: "началом каждой физической теории являются мысли и идеи, а не формулы. Идеи должны позднее принять математическую форму количественной теории, сделать возможным сравнение с экспериментом" (Эйнштейн). Подход к созданию, конструированию новых мыслей и идей состоит в максимальном расширении (а не в сужении) решаемой проблемы. Максимальное расширение проблемы невозможно (!) без обращения к философии, без овладения философским аппаратом, без использования философского аппарата. (Философский аппарат создается чистыми философами. Но философы не являются физиками и поэтому не могут использовать этот аппарат для исследования "физической реальности" (Эйнштейн). А физики не являются философами и поэтому не могут создать философский аппарат физики. Так же дело обстоит и с математическим аппаратом физики: математический аппарат создается, как правило, чистыми математиками и используется физиками для решения физических задач. Чистая философия и чистая математика являются бесполезными науками, если они не используются для познания мира). Для овладения философским аппаратом творческий физик должен внимательно и критически изучить учебник (желательно "тонкий", а не "толстый") по марксистско-ленинской философии (потому что марксистско-ленинская философия - это, прежде всего, философская система!), но ни в коем случае не штудировать первоисточники (он завязнет в них, они собьют его с пути, погубят! Спустя много лет, первоисточники можно изучить для того, чтобы найти свои мысли в трудах классиков). Овладение философским аппаратом позволяет искать общие решения проблем физики: размышлять самостоятельно и здраво (не веря мудрецам - ведь в учебниках по философии и физике мало мудрости и много вздора) над проблемами, расширяя свое индивидуальное сознание и, тем самым, обретая свое собственное (!) научно-обоснованное мировоззрение ("точку зрения"). (Без своей "точки зрения" невозможно понять старые, "вечные" проблемы и по-новому решить ни одной проблемы). Расширенное индивидуальное сознание, любовь и стремление к истине, ощущение фальши и лжи как нестерпимой, мучительной боли служат "исходным пунктом и основой" научного творчества. "В свете уже достигнутых результатов, счастливо найденное кажется почти само собой разумеющимся, и любой толковый студент усваивает теорию без большого труда. Позади остались долгие годы поисков в темноте, полных предчувствий, напряженное ожидание, чередование надежд и изнеможения и, наконец, прорыв к ясности. Но это поймет только тот, кто пережил все сам" (А. Эйнштейн, 1933 г.).

5. Как известно, "гений и злодейство - две вещи несовместные" (А.С. Пушкин, "Моцарт и Сальери"). Словосочетания "злой гений", "гений зла" - конечно, вымысел. Слова "злодей" и "гений" не сочетаются: злодей (т.е. человек, существенным признаком которого является злостность) не может быть гением, а гений (т.е. человек, существенным признаком которого является гениальность) не может быть злодеем. Злостность не является основой и источником гениального творчества; злодейство не является проявлением гениальности. А гениальное творчество не является основой и источником зла. Источником зла является только зло (эгоизм, зависть). Например, образ мыслей Сальери ("Я счастлив был: я наслаждался мирно своим трудом, успехом, славой; также трудами и успехами друзей… А ныне - сам скажу - я ныне завистник. Я завидую; мучительно завидую") неотвратимо приводит его к злодеянию: отравлению Моцарта. Зло порождает только себе подобное - зло! Утверждение, что зло (например, терроризм) можно победить злом (террором), ошибочно. "Непротивление злу насилием" (Л. Толстой) - вероятно, лишь часть решения проблемы нераспространения зла. С точки зрения диалектики, зло можно уничтожить только противоположным качеством - добром. Зло безгранично и неуничтожимо, если не существует противоположного качества - добра. Зло ограничено и уничтожимо, если существует противоположное качество - добро. Различие между добром и злом не относительно, а абсолютно. По мнению Сократа, делать добро нужно лишь зная, в чем оно состоит, т.е. зная объективные моральные нормы. Создание, конструирование объективных моральных норм (Истин) находится за гранью возможностей гения: гений не может создать, сконструировать научные критерии добра и истинности развития Человечества. Но он может указать, где их найти: в Библии и Коране. Согласно Библии и Корану, добродеяние - это следование моральным принципам, изложенным в Библии и Коране. Одним из главных моральных принципов является принцип научного познания Истины. Отсюда следует, что: (а) цель научной деятельности человека - познание Истины; (б) наука - средство познания Истины; (в) устранение ошибок в науке - добродеяние, а сокрытие ошибок в науке - злодеяние. Только научное познание Истины может привести к уничтожению зла.

6. Гения можно отличить от "профессора X", который "умеет считать, но не умеет думать": по определению Эйнштейна, "профессор X умеет считать, но не умеет думать" потому, что "он дурак". Он "не кусается". На вопрос о том, имеются ли принципиальные ошибки в науке, "профессор X" отвечает "нет", а гений - "да". Потому что гений, по определению Эйнштейна, умеет делать главное (и единственное): думать. Однако нужно учесть, что "дурак в науке" - это не то же самое, что "дурак за рулем" на дороге: "дурака за рулем" можно легко увидеть и принять меры, чтобы избежать опасности. Чтобы увидеть "дурака в науке", нужно сначала проделать большую внутреннюю (психологическую) работу над собой: отказаться от опоры на учебники, утратить иллюзии (веру в непогрешимость известных ученых), надеяться только на себя, - и на этой основе попытаться самостоятельно решить проблему с самого начала. После этого, следует задать профессору несколько простых (сократовских!) вопросов по теме. Тогда по его ответам уже можно будет судить, "кто есть кто". Наиболее вероятный результат испытания: "кто есть кто" - это (независимо от широты его эрудиции, социального статуса, числа страниц и наименований полученных премий (Нобелевская, Государственная и т.д. премии) в его CV) "профессор X, который умеет считать, но не умеет думать". Он не хочет "служить науке ради самой науки" (Эйнштейн), он не способен думать самостоятельно о "науке ради самой науки" потому, что боится потерять почву под ногами. Потеряв почву под ногами, он утратит свою суть: "кичливость, важность и зазнайство" - неотъемлемое свойство слуг, а не господ.

Заключение

Как известно, на вопрос о роли науки и сообщества ученых Эйнштейн ответил следующим образом. "Существует ли наука ради самой науки? На этот вопрос с одинаковой решительностью можно ответить и "да" и "нет", смотря по тому, как его понимать. Ученые должны служить науке ради самой науки, не задумываясь о ее практических результатах. Иначе, потеряв из виду фундаментальные закономерности, наука захирела бы. Она не выполнила бы также и своей великой просветительной миссии, заключающейся в том, чтобы пробуждать и поддерживать в массах стремление к познанию причинных связей. Но это великая миссия - быть хранительницей одного из самых ценных идеалов человечества - показывает также, до какой степени наука может существовать ради самой науки. Сообщество ученых можно уподобить органу тела всего человечества, который питается его кровью и выделяет жизненно важный гормон, необходимый всем частям этого тела, чтобы оно не погибло. Это вовсе не значит, что каждый человек должен до пресыщения пичкать себя ученостью и разными научными фактами, как это часто бывает в школах. Не поможет в решении научных вопросов и широкая гласность. Но каждому мыслящему человеку надо предоставить возможность познакомиться с большими научными проблемами его времени, даже если его положение в обществе не позволяет ему посвятить значительную долю своего времени и сил размышлениям над теоретическими проблемами. Только выполняя и эту важную задачу, наука приобретает, с точки зрения общества, права на существование" (Эйнштейн).

Сегодня на эйнштейновский вопрос "Существует ли наука ради самой науки?" следует ответить: "с точки зрения общества, права на существование" она не должна иметь. Сегодня положение в науке таково, что множество известных ученых "питается кровью" Человечества, но не "выделяет жизненно важный гормон". Стал очевидным тот факт, что "жизненно важный гормон" - это Истина, добываемая путем отыскания и устранения противоречий в науке. Нильс Бор писал об Эйнштейне: "В каждом новом шаге физики, который, казалось бы, однозначно следовал из предыдущего, он отыскивал противоречия, и эти противоречия становились импульсом, толкавшим физику вперед. На каждом новом этапе Эйнштейн бросал вызов науке". Отсюда следует, что критический анализ науки, обнаруживающий, устраняющий научную ложь и утверждающий научную истину, - это всегда передний край науки. А те известные ученые, которые препятствуют критическому анализу науки и открытой научной дискуссии, - сторонники лжи и противники Истины, прогресса науки и Человечества. В этом контексте, бездумный "профессор X" аморален и, следовательно, опасен для общества.

Библиография

А. Ливанова. "Л.Д. Ландау". М, изд. "Знание", 1978. +






У Вас есть материал пишите нам
 
   
Copyright © 2004-2017
E-mail: admin@xsp.ru