Добавить в избранное
Структурный гороскоп
Лаборатория
Астрология
Соционика
Циклы истории
Психософия
Психология
Биоритмы
Хиромантия
Сонник
Иллюзии
Народная медицина
Волжская группа
Космопоиск
Media
Психическое выживание
Мировоззрение Новой Эпохи
Новости
Библиотека
Публикации
Гороскопы онлайн
Консультации
Поблагодарить
Рассылки
Баннерная сеть


Версия для печати
опубликовано на сайте 19 ноября 2009 года

Приглашение в экспедицию

Однажды, листая пятый том собрания сочинений А.С.Пушкина  (в серии «Библиотека великих писателей» под редакцией С.А.Венгерова, издание Брокгауз-Ефрона, С.-Петербург,1911 г.) впервые обратил внимание на «Записки бригадира Моро-де-Бразе о походе 1711 года» с предисловием и примечаниями нашего гения. Историей я болен со школьных лет и, конечно же, с  интересом прочитал взгляд офицера-наемника на  не самую славную страницу русской истории. Предвзятость автора прослеживается чуть ли не на каждой странице. Впрочем, автору записок  такая предвзятость не могла причинить никаких неприятностей: записки были изданы в 1735 году далеко от России.

А вот высказывания самого А.С.Пушкина:

                     «Моро не любил русских и недоволен Петром; тем  замечательнее      

          свидетельства, которые вырываются у него по-неволе.»


                      «Мы не хотели скрыть или ослабить и порицания, и вольные

                       суждения нашего автора, будучи уверены, что таковые нападения

                       не могут повредить ни славе Петра Великого, ни чести Русского народа.

                      Предлагаем «Записки Бригадира Моро», как важный исторический

                       документ, который не должно смешивать с нелепыми повествованиями

                      иностранцев о нашем отечестве.»


          «В числе иноземцев, писавших о России, Моро-де-Бразе заслуживает

                        особенное внимание.»


Читая  «Записки», я воспринимал их по совету поэта, «как важный исторический документ». Многие подробности,  которыми насыщены «Записки» и украшают их, говорят о том, что автор пользовался какими-то довольно подробными дневниковыми записями. Трудно предположить, что такое большое количество  несущественных подробностей может сохранить даже хорошая память в течение четверти века.

И вот, на стр.320  вдруг нахожу сведения, которые не соответствовали моим скромным знаниям о вооружении русской армии в период русско-турецкой войны 1710 – 1713 гг.

                       «При наступлении ночи роздали нам по 800 на каждый полк,

                        новоизобретенных ножей, с трех сторон острых, как бритвы,

                        которые, будучи сильно брошены, втыкались в землю; нам

                        повелели их бросать не прежде, как когда неприятель вздумает

                        нас атаковать…»

Здесь требуются некоторые пояснения для читателя, у  которого нет  под рукой текста «Записок». Раздача ножей, о которой пишет Моро, вероятно, происходила в ночь с 7 на 8 июля 1711 года  по новому стилю (или с 21-го на 22-е июля по старому стилю), когда русская армия была окружена турецкой на правом берегу р. Прут в урочище  Станилешти.   На левом берегу кольцо окружения замыкала татарская конница крымского хана – союзника Турции в этой войне.

Оказавшись в сложнейшем положении, царь Пётр принял единственно правильное решение: предложить командующему турецкой армии перемирие и направить к нему парламентёра. Это было 22-го июля 1711 года. Уже к вечеру 23-го июля все детали перемирия были согласованы. Была устранена угроза решающего сражения противостоящих друг другу армий. И на стр.321 «Записок» читаем:

                         «Вечером 23 июля (по старому стилю) бригадиры получили

                          приказ отобрать розданные ножи, по 800 на каждый полк,

                          и побросать их ночью в реку через надёжных офицеров.»


Лично у меня сообщение Моро о метательных ножах вызвало много вопросов:

       -как выглядели ножи?

     - что могло убедить царя взять на вооружение своей армии совершенно не

         свойственное ей оружие ?

      - где оно было  изготовлено ?

      -почему оно было выдано солдатам, не имевшим никакого опыта его применения?  

      -что имел в виду Моро, назвав ножи «новоизобретенными»?

      -почему  ножи, так и не примененные в сражении, было приказано тайно уничтожить?


Последовал запрос в музей оружия (г. Тула), хотя, если честно признаться, содержание ответа  (см. приложение №1) меня не очень интересовало. Я был уже одержим идеей поиска этих ножей, приняв, как непреложную истину, наличие их в русской армии в июле 1711 года. Робкая одиночная попытка привлечь к своей идее внимание влиятельных людей (см. приложение №2), успеха не имела.

Минули десятилетия.  Произошло много кардинальных изменений, которые изменили  и автора этих строк (в основном, в сторону его деградации). Но  ИДЕЯ осталась, к тому же – теперь  есть Интернет!

Все, что будет написано дальше, предназначено для тех, кто еще не утратил жажды поиска и  имеет возможность удовлетворять эту жажду.

ГДЕ ИСКАТЬ?

Даже участники самодеятельной  экспедиции без труда могут обзавестись  необходимым картографическим материалом. Но какого бы качества не был  этот материал, он не может заменить рекогносцировку человека на местности. Только находясь на том самом месте, где три столетия назад стояли твои предки, окруженные со всех сторон превосходящими силами неприятеля, можно (пусть очень приблизительно) представить ситуацию и поведение непосредственных участников тех далёких событий.

Практически,  все известные мне источники, в которых изложена хронология Прутского похода, обозначая место окружения русской армии, называют урочище Новые Станилешти (Стэнилешти, Stanilesti). Лишь в одной статье (см. Яндекс, р.Прут, Википедия) прочитал:

          «23 июля 1711 г Пётр Великий был вынужден заключить с турками невыгодный

           мир, после того, как его армия была окружена у поселка Гуш».                

Изучая различные карты этого района, мне представляется, что речь идет об одном и том же месте. Но специалисты, вероятно, дадут более квалифицированное пояснение такому расхождению в названиях.

Отдавая предпочтение (в данном конкретном случае) общепринятому мнению, будем считать исходным пунктом поиска «урочище Новые Станилешти», хотя в «Записках» Моро это название отсутствует.

А теперь организаторам  поисковой экспедиции предстоит совершить самое трудное действие: получить официальное разрешение на проведение поисковых работ у хозяев земель в районе поиска. А это – соответствующие службы Румынии и Молдавии…
Пусть восторжествует самая смелая фантазия: допускаю, что разрешение получено!!!

И организаторы экспедиции уже стоят в «исходном пункте».  Почти тотчас они убеждаются, что знаний лишь об исходном пункте  недостаточно для успешного поиска.

Нужны уточняющие сведения. Великолепным и почти исчерпывающим источником их могут быть «Записки бригадира Моро-де-Бразе о походе 1711 года». Читая текст «Записок», можно с точностью до нескольких сот метров очертить район наиболее перспективного поиска. Правда, некоторая трудность в подсчете расстояний возникает от того, что автор  выражает его в милях, не уточняя, какую милю он имел в виду. А между тем, имеется небольшая разница в протяженности  т.н. немецкой (или географической) и старой русской мили. Сравнение сведений, изложенных в «Записках», с другими источниками  позволит свести к минимуму возможную ошибку.


Неоценимую помощь в нахождении места поиска окажет описание местности. В «Записках»  оно  часто такое исчерпывающее, что, кажется, его (это место) можно узнать и через 300 лет. Вот, к примеру, одно из таких описаний:

                 «15-го армия прошла еще три мили; но переход через крутую гору,

                  находящуюся  на самом берегу реки, остановил войско. Мы достигли

                  места, назначенного для лагеря…»

Зная из тех же «Записок», сколько миль проходила армия в предыдущие дни и, увидев сегодня на берегу «крутую гору», можно с высокой точностью определить стоянку армии 15-го июля 1711 года (по старому стилю) и все ее маневры в последующие дни. Сведений о каких-либо существенных перемещениях «крутых гор» в этом районе  за последние 300 лет лично у меня нет.

Конечно, за прошедшие столетия человеческая деятельность преобразила местность, где проходил Прутский поход. И это надо учитывать. Например, доподлинно известно, что еще в дореволюционное время « с целью улучшения судоходных условий на правом берегу Прута возводились дамбы в местах расширения русла и выполнялись «выправительные» работы». Уже в наше время (в 1976 году) у поселка Костешты были построены плотина, водохранилище и ГЭС. И хотя эти сооружения выше места предполагаемого поиска, они должны были оказать воздействие на местность, расположенную ниже по течению и на форватер реки.

Естественные природные процессы тоже делают свое дело. Вот строки из одного отчета:

                   «После каждого половодья фарватер реки более или менее меняется.

                    Остатки старых русел наблюдаются во многих местах».

А половодье на  Пруте бывают три раза в год: весной - после вскрытия льда, летом,- когда тают снега в Карпатах и осенью – перед замерзанием реки.

И вот, наконец, проанализировав все сведения и пройдя маршрутом, по которому шла русская армия в июле 1711 года  до места своего окружения, организаторы экспедиции

остановились там, где

                    «…9-го июля (по новому стилю), ранним утром, все корпуса наши

                     соединились у деревни Станилешти, где и расположились огромным

                     4-угольником, задний фас которого прикрывался рекой…»

                      (цитата взята из http://www.nashkray.kiev.ua)

Можно с высокой степенью точности определить площадь и периметр 4-угольника.

И теперь встает вопрос: ЧТО  ИСКАТЬ?            

Вопрос звучит довольно странно, коль ранее речь шла только о ножах.
Конечно же, искать надо метательные ножи!  О них нам поведал не только бригадир Моро-де-Бразе.

Оказывается,  о каких-то ножах  дважды упоминает  сам царь Петр  и именно в ходе подготовки к Прутскому походу!

Откроем  «История Петра 1» 1711 год (Собрание сочинений А.С.Пушкина в десяти томах, том 8 или электронную версию данной публикации www.rvb.ru/pushkin/toc). Как известно, здесь поэтом использован «Журнал» самого царя. Читаем:

                    «К Шереметьеву Петр отправил капитан-поручика Пыскорского с

                     следующим наказом:

                               п.5)…ножи и рогатки везти за полками».


                    «13-го апреля, после воинского совета, Петр дал генералам свои повеления:

                    Шереметьеву… п.3) …каждому солдату на ножи сделать футляры»


Приведенные сведения исключают мысль о том, что царь заботился о серебряных ножах из своего столового сервиза. Без сомнения, речь идет о ножах, как оружии.





А теперь постоим вместе с организаторами экспедиции на берегу Прута, на том самом месте, где 300 лет назад располагался «задний фас 4-угольника, который прикрывался рекой». Постоим и подумаем, как можно было  выполнить приказ об уничтожении ножей, не привлекая внимание противника и своих солдат. При этом  учтем, что

                «…за Прутом были также батареи и множество людей (татар?),

                 которые мешали нашим запасаться водою…»

       (цитата из «Истории Петра 1  1711 год»)

Еще раз внимательно перечитаем  текст «Записок»:

                «Вечером 23 июля (по старому стилю) бригадиры получили приказ

                 отобрать розданные ножи, по 800 на каждый полк, и побросать их

                 ночью в реку через надежных офицеров».

Приказ об уничтожении ножей непременно ночью и через надежных офицеров свидетельствует о намерении царя скрыть от противника сам факт наличия  ножей в русской армии. О мотивах такого намерения можно только догадываться.  Разгадывать подобные тайны – удел историков. Мы же сейчас заняты поиском ножей.

По моим подсчетам  общая масса всех ножей составляла несколько тонн (в пределах 10-ти).

Трудно (а мне даже невозможно) представить, что несколько десятков  «надежных офицеров», расположившись вдоль берега реки, бросают ножи, как бросают камни: по одному и подальше. Наиболее подходящим способом (в конкретных  условиях) тайного уничтожения большой массы ножей была бы (по моему мнению) их погрузка на  лодки достаточной грузоподъемности  с последующим затоплением  их на глубине. Для наведения мостов в местах переправы в распоряжении русской армии были специальные лодки. Но вот интересный факт, имеющий непосредственное отношение к этим лодкам, приводит в своих «Записках» Моро:

                 «16-го Его Царское Величество приказал выслать 1000 человек конных

                  гренадер, под начальством  г. полковника Ропа …

                  Полковник  Роп имел повеление изъездить всю сторону, находившуюся

                  влево от армии, вдоль Прута, дабы удостовериться, возможно ли

                  неприятелю напасть на нас  стыла. Он возвратился вскоре и объявил нам, что

                  капитан, наряженный с двумя-стами гренадер для охранения лодок,

                  составлявших мосты фельдмаршальского лагеря, и который подвигался

                  вместе с армией, был убит, а с ним и все его люди. Жители, бывшие при

                  полковнике, видели его за две мили от лагеря и показали ему побоище.

                   Они сказывали, что татаре, в числе 20000, переправившись чрез реку, каждый

                  держась за хвост своей лошади и неожиданно напали на капитана в одной

                  теснине, где он и погиб с своим отрядом».

Уж не знаю, были ли еще лодки достаточной грузоподъемности у окруженной русской армии, но доподлинно известно, что у нее были понтоны, которые перевозились непосредственно в обозе царя и были предназначены для переправы артиллерии и личной гвардии.

Вот что пишет Моро:

                    «Артиллерия  состояла из 60 пушек разного калибра, от двадцати до четырех-

                    фунтовых, из 16-ти понтонов на телегах и из 200 подвод с ящиками

                     пороховыми, не считая телег, нагруженных бомбами и ядрами».


                     «Медные понтоны оставались при Его Величестве для надобностей

                      его собственных».





Думаю, что для одновременного скрытого затопления большого количества ножей, лучшее средство в тех конкретных условиях трудно придумать. Впрочем, -  это всего лишь одна из возможных версий, к тому же, не имеющая никаких документальных  подтверждений. Но именно ее я предлагаю положить в основу  стратегии и технологии поиска с вытекающими отсюда последствиями.

Организаторам поиска остается составить лишь смету и собрать команду энтузиастов.

Опыт организации экспедиций, показывает, что участие в них аборигенов является почти обязательным .  Это они, отягощенные рассказами и легендами предков, могут иногда

подсказать единственно правильное решение.  К тому же, энтузиасты из Румынии и Молдавии, пожелавшие принять участие в экспедиции по следам Прутского похода, могут на этом пути заняться изучением некоторых страниц из истории своих предков. Разве не призывают к этому следующие строки из «Записок» Моро?

                        «15-го  армия прошла еще три мили; но переход через крутую гору,

                         находящуюся на самом берегу реки, остановил войско…

                         Мы в тот же день видели за сей горою старинную могилу одного

                         Молдавского государя. Она имела вид четвероугольной пирамиды, будучи

                         гораздо шире в основании, нежели в высоте.

                         Молдаване, следовавшие за армиею, из коих многие хорошо говорили по-

                          Латыни, разсказали нам о ней следующее предание:

                          Государь, покоящийся в сей могиле, был великий воин, но несчастный

                          во всех своих предприятиях. Учинив нападение на земли одного из своих

                          соседей, он привлек его в свои собственные владения. Оба войска сошлись

                          и сразились в той долине. Кровопролитная битва длилась два дня.

                          Молдавский государь остался победителем; неприятельское войско было

                          истреблено или захвачено в плен, а противник его найден был между

                          мертвых тел, пронзенный одиннадцатью стрелами. Но победитель, в то же

                          самое время, как приносил Богу благодарения, умер от раны, полученной

                          им в том же сражении, и которой он сгоряча не почувствовал. Он не имел

                          детей, и войско избрало себе в государи одного из своих начальников.

                          Первым повелением новаго государя было каждому воину, каждому

                          Молдавскому жителю и каждому рабу принести на три фута земли на сие

                          место. Он после того воздвигнул эту земляную пирамиду, в середине

                           коей находится комната со сводом. Там похоронено тело его предшест-

                          веника, а комната наполнена сокровищами, принадлежавшими его врагу.

                          Потом вход  в комнату был заделан и пирамида окончена. На вершине ея

                          находилась площадка, сохранившаяся доныне; на ней возвышался трофей

                          из оружия убитых, ныне уже не существующий.

                          Повествователь присовокупил, что все из государей, властвовавших

                          потом, которые хотели проникнуть в сокровенную комнату, умерли

                          прежде, нежели могли вынуть хоть один камень заграждавшаго входа.

                          Курган показался нам тщательно покрытым дерном. Мы спросили у

                          нашего Молдаванина: кто смотрит за могилою? Он отвечал, что жители,

                          поселенные кругом, в трех милях отселе, ежегодно в марте и сентябре

                          месяце приходят стричь могилу ножницами, подобно тем, кои употреб-

                          ляются нашими садовниками. Он прибавил, что когда того не делают,

                          тогда бывает неурожай. В заключение, он нас уверял, что с тех пор, как

                         саранча напала на их землю, все было ею разорено, кроме пространства,

                         заключенного в этих трех милях окружности, куда она не залетала, хотя

                         была везде, и с боков, и сзади.




                         Этой истории и ея последствиям мы поверили только отчасти, хотя

                         повествователь и хвалился быть дворянином и военным человеком.»


Организуя поиск ножей в русле Прута или его пойме,  следует помнить и о возможных находках некоторых артефактов непосредственно на месте последнего оборонительного лагеря окруженной русской армии. На это опять  указывает нам Моро-де-Бразе:

                         «Узнали также, что в артиллерийском парке зарыто было множество

                         пороху, бомб, гранат и ядер, также и оружия, предварительно

                         сломанного…»


В заключение, одно предупреждение: даже в случае успеха, участникам экспедиции не следует надеяться на покрытие расходов за счет реализации найденных артефактов.

Энтузиастов ждет более достойная награда –удовлетворение от осознания, что они были первыми.

Желаю успеха!




Приложение №1: ответ из музея оружия

Уважаемый тов. Гацуцын!

Ваше письмо, о неких "секретных ножах" оказалось дня нас очень интересным. Я в свеем ответе постараюсь коротко ответить на все поставленные Вами вопросы.

В коллекции нашего музея есть подобные образцы оружия. Как явствует из текста записок, речь идет о какой-то разновидности метательного ножа. Насчёт места изготовления и технологии чте-либо сказать трудно. Подобные образцы оружия применялись многими народами ( особенно в Азии, на Ближнем и Среднем Востоке). Тот же ятаган является одной из разновидностей метательного оружия. Виды,типы и формы их ( ножей были довольно разнообразны,как и технология их изготовления. В европейских армиях такой вид оружия особого распространения не подучил.

Ножи, о которых идет речь в "записках" очевидно, на мой взгляд, были заимствованы где-либо на востоке: то ли они были добыты в ходе сражения, то ли в ходе простого товарного обмена. В Индии были широко распространены метательные ножи - куйтсы, поражающие в движении и полете.

Очевидно, один из подобных образцов когда-либо попался на глаза Петру I. Нашелся наверное и человек в красках описавший превосходные качества этого оружия в боевых условиях.

Оказавшись в тяжелых условиях во время Прутского похода, парь в конце концов отказывается от попытки испытать это оружие в действии, понимая, что решающего перелома они не дадут.

Ну а насчет тайны я тут не согласен. Скорее всего никакой тайны для турок, больших знатоков холодного оружия всех видов форм и типов, здесь не было. А быле совсем другое. Одно дело когда у каждого солдата может быть нож, который он может использовать по своему усмотрению: это символ хорошо оснащенной армии. А другое дело принимать на вооружение вид холодного оружия, появившегося ещё на первых этапах человеческой деятельности. Его появление в тех условиях было бы равносильно появлению в современной армии рядом с боевыми машинами пехоты античной колесницы. Это говорило о плохой подготовке в оснащении армии. Поэтому-то их и потопили в реке, как ненужный и бесполезный хлам, который не стоил того, чтобы занимать место в обозе. Да и не к липу это было русскому солдату, привыкшему воевать храбостью, смелостью, отвагой, огнем, штыком и прикладом делать ставку на сомнительный, несвойственный нашей армии вид оружия.

Ну а тому "деятелю", который сумел убедить царя в полезности этого оружия, наверное очень досталось от Петра I. Не этим ли объясняется тот факт, что впоследствии, царь очень рачительно стал следить за состоянием оружейного дела,решив поставить его на государственную основу. В 1712 году, указом царя, был основан Тульский Оружейный завод. Государственный центр производства оружия как огнестрельного, так и холодного.

Вот вкратце и все по данному вопросу. Насчет литературы могу посоветовать Вам следующее:

1. В.Г.Федоров "Холодное оружие"

2. Винклер "Оружие с древнейших времен до начала ХIХв" Санкт Петербург 1894г

3. Е.Молло "Холодное оружие русской армии" |

С уважением Трещёв А.К. старший н/с музея оружия

Приложение №2: ответ  из редакции передачи «Клуб путешественников»

ЦЕНТРАЛЬНОЕ ТЕЛЕВИДЕНИЕ, "КЛУБ ПУТЕШЕСТВЕННИКОВ"

Уважаемый Владимир Ильич!

Мы получили оба Ваших письма. Сейчас трудно ответить с уверенностью удасться ли организовать какую-либо экспедицию для реализации Вашего предложения несмотря на всю его заманчивость.

Во-первых, это связано с решением очень многих вопросов чисто бюрократического характера.

Во-вторых Вы не сообщаете где необходимо вести поиск, а следовательно, мы, в свою очередь, не знаем куда нужно организовать экспедицию.

И третье- предложений о создании тех или иных экспедиций, связанных с историей нашей страны в редакции скопилось достаточное количество. Ряд из этих предложений постепенно реализуется. Ваше письмо, кроме перечисленных первых двух причин, ждёт своей очереди.

С уважением, С.Покровский г. редактор передачи "Клуб путешественников" I

14 февраля 83 года






У Вас есть материал пишите нам
 
   
Copyright © 2004-2017
E-mail: admin@xsp.ru